Автовладельцам

Ситуация:

Судебная практика 3 квартала 2015 года. Административная ответственность за тонировку (ст. 12.5 ч. 3.1 КоАП РФ).

Решение:

Июль 2015

 

1. Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 28.07.2015 по делу N 33-2920/2015:

Судом установлено, что <дата> инспектором ОБ ДПС ГИБДД УМВД РФ по г. Махачкала М.Х.А. в отношении заявителя вынесено постановление N, которым заявитель признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ за управление транспортным средством, на котором установлены стекла (в том числе покрытые прозрачными цветными пленками) светопропускание которых не соответствует требованиям технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, и ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 500 рублей.

В связи с выявленным несоответствием технического состояния транспортного средства, которым управлял заявитель, требованиям Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств к светопропусканию ветрового стекла и стекол, через которые обеспечивается передняя обзорность для водителя, указанным должностным лицом в отношении заявителя на основании ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ вынесено требование об устранении причин и условий, препятствующих эксплуатации транспортного средства от <дата>.

Из данного требования следует, что от устранения на месте условия, при наличии которого управление транспортным средством является административным правонарушением, заявитель отказался. В связи с этим на заявителя возложена обязанность по недопущению эксплуатации после <дата> автомобиля ТОЙОТА, которым он на момент остановки управлял, без устранения указанного выше нарушения. Данное требование вручено заявителю, о чем свидетельствует соответствующая роспись. Таким образом вывод суда первой инстанции, содержащийся в решении о том, что заявителю было предъявлено требование по прекращению совершения предполагаемых в дальнейшем правонарушений, материалам дела не соответствует.

Федеральным законом от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" предусматривается, в частности, что задачами указанного Федерального закона являются: охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий (абз. 2 ст. 1), при этом, обеспечение безопасности дорожного движения осуществляется посредством, в том числе, осуществления федерального государственного надзора в области обеспечения безопасности дорожного движения (ст. 5).

В соответствии с Федеральным законом от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" на полицию возлагается обязанность, в том числе по обеспечению безопасности дорожного движения (п. 7 ч. 1 ст. 2), по пресечению противоправных деяний, устранению угрозы безопасности граждан и общественной безопасности (п. 2 ч. 1 ст. 12), по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением правил, стандартов, технических норм и иных требований нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения (п. 19 ч. 1 ст. 12), полиция для выполнения возложенных на нее обязанностей имеет право требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий (п. 1 ч. 1 ст. 13), останавливать транспортные средства, если это необходимо для выполнения возложенных на полицию обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения (п. 20 ч. 1 ст. 13), законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и должностными лицами (ч. 3 ст. 30), невыполнение законных требований сотрудника полиции влечет ответственность, предусмотренную законодательством РФ (ч. 4 ст. 30).

Судом первой инстанции установлено и заявителем не оспаривалось, что после составления протокола об административном правонарушении выявленное нарушение заявителем устранено не было и светопропускание ветрового стекла и стекол, через которые обеспечивается передняя обзорность для водителя в соответствии с требованиями Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, не приведено.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что инспектор ГИБДД, выдавая требование об устранении причин и условий, препятствующих эксплуатации транспортного средства, действовал в соответствии с требованиями закона в пределах предоставленных ему полномочий по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, при этом, невыполнение указанного требования может повлечь установленную законом административную ответственность, о чем заявитель был предупрежден.

С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается с доводами апеллянтов и считает, что разрешая заявленные требования, судом первой инстанции неправильно определены юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, не применен закон, подлежащий применению, не дана надлежащая правовая оценка собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановлено решение, не отвечающее нормам материального права.

 

2. Апелляционное определение Иркутского областного суда от 14.07.2015 N 33-5218/2015:

Судом установлено, что в отношении И.А. вынесено постановление "дата изъята", которым он признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ. Согласно акту осмотра "дата изъята" у автомобиля (данные изъяты), установлено цветная пленка на передних боковых стеклах светопропускаемостью 51%. Ему назначено наказание в виде штрафа в размере (данные изъяты).

В соответствии с распоряжением ИДНС ОГИБДД МО МВД России "Черемховский" от "дата изъята" И.А. предоставлен срок для приведения транспортного средства (данные изъяты), в соответствии с требованиями законодательства РФ в области обеспечения безопасности дорожного движения (а именно для снятия цветной пленки на боковых стеклах) в срок до "дата изъята".

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 12 Федерального закона "О полиции" на полицию возлагается обязанность, в том числе пресекать противоправные деяния, устранять угрозы безопасности граждан и общественной безопасности.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона полиция для выполнения возложенных на нее обязанностей имеет право требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий.

Согласно акту осмотра ТС "дата изъята" светопропускаемость стекл автомобиля средства (данные изъяты), составила 89%. Измерения произведены прибором ИСС "Свет" "номер изъят".

В связи с невыполнением распоряжения от "дата изъята" регистрация автомобиля (данные изъяты), была прекращена автомобиль снят с регистрационного учета. Регистрационное действие признано недействительным.

В отношении И.А. составлен протокол "номер изъят" изъятия вещей и документов от "дата изъята". Изъято свидетельство о государственной регистрации ТС "номер изъят", государственный регистрационный знак (данные изъяты) в количестве 2 шт. на основании прекращения регистрации.

При таких обстоятельствах, руководствуясь приведенными выше нормами, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что сотрудники ГИБДД, выдавая предписание об устранении причин и условий, способствующих совершению административного правонарушения, действовали в соответствии с требованиями закона в пределах предоставленных полномочий.

 

3. Решение Ставропольского краевого суда от 15.07.2015 по делу N 7а-606/2015:

Довод заявителя о том, что протокол об административном правонарушении был составлен должностным лицом ГИБДД уже после вынесения им постановления, не может повлечь удовлетворение жалобы.

По общему правилу, при назначении административного наказания в виде либо предупреждения, либо административного штрафа на месте совершения административного правонарушения выносится только постановление по делу об административном правонарушении о назначении одного из названных видов административного наказания в отсутствие протокола об административном правонарушении.

Согласно части 2 статьи 28.6 КоАП РФ в случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание, составляется протокол об административном правонарушении, который приобщается к вынесенному в соответствии с частью 1 настоящей статьи постановлению.

В силу пункта 109 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного Приказом МВД РФ от 2 марта 2009 N 185у, протокол об административном правонарушении, составленный после назначения административного наказания, оспариваемого лицом, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, приобщается к соответствующему постановлению, которое может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ.

Исходя из положений КоАП РФ составление протокола об административном правонарушении в случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание, не предполагает отмену ранее вынесенного постановления по делу об административном правонарушении и направлено на формирование согласно статье 26.2 КоАП РФ доказательственной базы, необходимой для всестороннего, полного и объективного рассмотрения жалобы в порядке, предусмотренном главой 30 Кодекса.

Как следует из материалов дела, протокол об административном правонарушении был оставлен должностным лицом ГИБДД после того, как Т.А.В. выразил несогласие с наличием события правонарушения и назначенным ему наказанием. Следовательно, протокол об административном правонарушении мог быть составлен в отношении Т.А.В. после назначения оспариваемого им административного наказания должностным лицом, вынесшим постановление по делу.

 

4. Постановление Хабаровского краевого суда от 31.07.2015 по делу N 4А-488/2015.

Как разъяснено в пункте 30 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в редакции Постановления от 19.12.2013 N 40), при определении территориальной подсудности дел по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные должностными лицами, необходимо исходить из территории, на которую распространяется юрисдикция должностных лиц, а не из места расположения органа, от имени которого должностным лицом составлен протокол или вынесено постановление по делу об административном правонарушении в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 28.6 и статьей 29.10 КоАП РФ. То есть в таких ситуациях территориальная подсудность рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях должна определяться местом совершения правонарушения, а не местом нахождения соответствующего органа.

Как следует из постановления заместителя командира полка ДПС ГИБДД УМВД России по г. Хабаровску ФИО1 от 23 января 2015 года, местом совершения административного правонарушения является район дома N по <адрес>.

Данный адрес относится к территориальной подсудности Железнодорожного районного суда г. Хабаровска.

Тот факт, что при составлении протокола об административном правонарушении Р. заявлялось ходатайство о рассмотрении дела по месту ее жительства - <адрес>, в данном случае правового значения не имеет и не изменяет подсудность при подаче жалобы на постановление должностного лица.

Юрисдикция должностного лица ГИБДД УМВД России по г. Хабаровску, вынесшего постановление, распространяется на территорию всего г. Хабаровска, а не отдельных его районов, следовательно, административный материал рассмотрен в строгом соответствии с процессуальными нормами, определяющими правила подсудности.

Вопреки доводам жалобы в дальнейшем подсудность дела определяется согласно положениям пункта 3 части 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а не правилами части 1 статьи 29.5 того же Кодекса.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы не имеется.

 

5. Решение Пермского краевого суда от 08.07.2015 по делу N 7-940-2015;21-613-2015.

В том числе обоснованно отвергнуты как несостоятельные утверждения А. о допущенных инспектором ДПС нарушениях при измерении светопропускания передних боковых стекол автомобиля <...>, государственный регистрационный знак <...>, поскольку все замеры производились согласно статье 26.8 КоАП Российской Федерации с помощью специального технического средства - измерителя светового коэффициента пропускания автомобильных стекол "Свет", то есть прибора, утвержденного в установленном порядке в качестве средства измерения, имеющего свидетельство о поверке, подтверждающее технические характеристики прибора и его пригодность к применению. Кроме того, ГОСТами (часть из них с 1 января 2015 года утратили силу), на нарушение которых имеется ссылка в жалобе А., регламентирована процедура проверки имеющегося (конструктивного) светопропускания стекол транспортных средств, но не процедура проверки соответствия их светопропускания требованиям безопасности дорожного движения.

Доводы А. о невозможности получения достоверных результатов замера светопропускания стекол автомобиля при отсутствии замеров температуры воздуха, давления и относительной влажности воздуха судья районного суда обоснованно отверг как несостоятельные, так как измеритель светового коэффициента пропускания автомобильных стекол "Свет", согласно руководству по эксплуатации, может эксплуатироваться при относительной влажности воздуха до 98% при температуре воздуха 25° С, при температуре окружающего воздуха от минус 40 до плюс 40° С.

Доводы жалобы о том, что измерение светопропускания автомобильных стекол производится только на стационарном посту обоснованно признаны судьей районного суда несостоятельными, поскольку пункты 39, 63 и 149 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного Приказом МВД России от 02.03.2009 N 185, не содержат запрета инспектору дорожно-патрульной службы, имеющему возможность произвести осмотр автомобиля с применением технического средства, замера светопропускания автомобильных стекол при осуществлении контроля за дорожным движением.

 

6. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.07.2015 N 33-10691/2015 по делу N 2-122/2015.

Поскольку Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не определяет порядок возмещения лицу, привлекаемому к административной ответственности, расходов понесенных им в связи с рассмотрением дела в случае, если дело подлежит прекращению ввиду отсутствия в действиях лица состава административного правонарушения или по иному реабилитирующему основанию, то такие расходы, в том числе, оплата труда представителя, могут быть взысканы в порядке гражданского судопроизводства.

На возможность возмещения расходов лица, привлекавшегося к административной ответственности, на оплату юридической помощи, в случае отказа в привлечении его к административной ответственности или удовлетворения его жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности, в порядке гражданского судопроизводства указано в пункте 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5.

Определяя размер подлежащей ко взысканию суммы, суд первой инстанции, применив по аналогии положения статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, принял во внимание конкретные обстоятельства дела об административном правонарушении, его сложность, объем оказанной правовой помощи, количество проведенных по делу судебных заседаний, достижение юридически значимого для доверителя результата, а также с учетом требований разумности и справедливости взыскал с Министерства финансов Российской Федерации в пользу истца в счет возмещения расходов, понесенных в ходе производства по делу об административном правонарушении, денежные средства в сумме <...> руб.

Отказывая во взыскании расходов по аренде транспортного средства, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что под убытками понимаются только те расходы, которое лицо производит для восстановления нарушенного права, тогда как расходы по аренде автомобиля не направлены на восстановление нарушенного права С.Н.В. в связи с возбуждением в отношении ее дела об административном правонарушении.

Общим условием ответственности за вред, исходя из положений ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, является вина причинителя вреда, отсутствие которой подлежит доказыванию последним.

Факт отмены постановления по делу об административном правонарушении не является доказательством незаконности и виновности действий должностного лица, поскольку под незаконными действиями (бездействием), на которые указано в ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, следует понимать деяния, противоречащие законам и другим правовым актам. В чем заключались противоправность действий сотрудника ГИБДД, каким нормативным актам не соответствовали его действия, судом не устанавливалось.

Разъяснения Верховного Суда РФ, изложенные в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях", предусматривая возможность взыскания этих расходов, содержат указания, что их взыскание осуществляется по правилам статей 15, 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, т.е. не носит безусловный характер, основанный исключительно на факте отказа в привлечении лица к административной ответственности либо удовлетворения его жалобы на постановление о привлечении его к административной ответственности.

Сам по себе факт отмены постановления по делу об административном правонарушении в связи с наличием неустранимых сомнений в виновности лица не может являться безусловным доказательством противоправности и незаконности действий должностного лица административного органа по составлению протокола и вынесению постановления, в отсутствие очевидных нарушений законодательства, регламентирующего производство по делам об административных правонарушениях и нарушающих права и законные интересы истца.

При таком положении отказ в иске о взыскании убытков вызванных арендой транспортного средства правомерен.

 

7. Решение Пермского краевого суда от 01.07.2015 по делу N 7-937-2015;21-611-2015.

В том числе обоснованно отвергнуты как несостоятельные утверждения К. о допущенных инспекторами ДПС С. и Б. нарушениях при измерении светопропускания лобового и передних боковых стекол автомобиля <...>, государственный регистрационный знак <...>, поскольку все замеры производились без каких-либо нарушений, в полном соответствии со статьей 26.8 КоАП Российской Федерации - с помощью специального технического средства - измерителя светового коэффициента пропускания автомобильных стекол "Свет", то есть прибора, утвержденного в установленном порядке в качестве средства измерения, имеющего свидетельство о поверке, подтверждающее технические характеристики прибора и его пригодность к применению. Представленные К. видеозаписи, как правильно указал в решении судья районного суда, также не свидетельствуют о каких-либо нарушениях при производстве замеров светопропускания стекол транспортного средства. Кроме того, ГОСТами (часть из них с 1 января 2015 года утратили силу), на нарушение которых имеется ссылка в жалобе К., регламентирована процедура проверки имеющегося (конструктивного) светопропускания стекол транспортных средств, но не процедура проверки соответствия их светопропускания требованиям безопасности дорожного движения.

 

8. Решение Приморского краевого суда от 15.07.2015 по делу N 7-12-295/2015.

Из материалов дела следует, что ДД.ММ.ГГГГ в 15:15 в районе <адрес>, В. оказал неповиновение законному требованию сотрудников полиции, а именно, управлял автомашиной "...", государственный регистрационный знак N на стеклах которой имелась пленка светопроницаемостью не соответствующей требованиям регламента о безопасности колесных транспортных средств.

При этом, ранее, ДД.ММ.ГГГГ, В. было вручено требование об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения. В частности, согласно требованию, на В., в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 3.1 статьи 12.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, за нарушение пункта 11 Основных положений (управление транспортным средством, на котором установлены стекла, светопропускание которых не соответствует требованиям технического регламента о безопасности колесных транспортных средств) возложена обязанность в срок до ДД.ММ.ГГГГ устранить нарушения - удалить покрытие, ограничивающее обзорность с места водителя, привести в соответствие с требованиями технического регламента о безопасности колесных транспортных средств состояние передних боковых стекол и ветровое стекло на автомашине. Также разъяснено, что невыполнение указанного требования влечет административную ответственность по части 1 статьи 19.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях. От устранения на месте обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, В. отказался.

Факт совершения административного правонарушения и виновность В. подтверждены совокупностью доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, рапортом инспектора ДПС, требованием об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, постановлением о наложении административного штрафа по части 3.1 статьи 12.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Названные доказательства являются достаточными для установления вины В. в совершении им административного правонарушения. Всем собранным по делу доказательствам судьей в соответствии со статьей 26.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях дана подробная и правильная оценка, которую подвергать сомнению оснований не имеется.

 

9. Решение Приморского краевого суда от 22.07.2015 по делу N 7-12-312/2015.

Факт привлечения лица к административной ответственности по части 3.1 статьи 12.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях не освобождает данное лицо от выполнения ранее вынесенного в отношении такого лица требования об удалении покрытия, ограничивающего обзорность с места водителя, поскольку объектом посягательства по части 3.1 статьи 12.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях является установленные требования и правила в области обеспечения безопасности дорожного движения, тогда как объектом посягательства административного правонарушения по части 1 статьи 19.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях является установленный законом порядок управления, включающий выполнение лицами законных требований сотрудников полиции.

При таких обстоятельствах, не выполнение законного требования сотрудника полиции, обязывающего удалить покрытие, ограничивающее обзорность с места водителя, а также привести состояние передних боковых стекол и ветровое стекло на автомашине в соответствии с требованиями технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

 

10. Решение Приморского краевого суда от 30.07.2015 по делу N 7-21-890/2015.

Довод жалобы о том, что приборы для измерения светопропускания стекол вправе использовать только подразделения технадзора ГИБДД, ошибочен.

Пунктом 63 Административного регламента исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного приказом МВД России от 2 марта 2009 года N 185, сотруднику ГИБДД предоставлено право остановить транспортное средство и произвести замер светопропускания соответствующего стекла с применением специального прибора, сертифицированного в качестве средства измерения и имеющего действующее свидетельство о поверке, выданное органами Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (пункт 46 Административного регламента).

Измерительный прибор, использованный должностным лицом административного органа для фиксации правонарушения, совершенного С., поверку прошел, что подтверждено копией сертификата соответствия N 020962 от 14 ноября 2014 года со сроком действия до 14 ноября 2015 года, имеющейся в материалах дела.

Доводы жалобы о недоказанности совершения С. административного правонарушения являются аналогичными тем доводам, которые были проверены судом при рассмотрении жалобы на постановление должностного лица и обоснованно отклонены. Заявителем не были представлены иные доказательства, которые бы опровергали выводы судьи, основанные на исследованных материалах. Оснований для переоценки выводов судьи нет.

 

11. Постановление Верховного суда Республики Татарстан от 27.07.2015 N 4а-938/2015.

Обоснованность выводов судей нижестоящих судебных инстанций подтверждается постановлением по делу об административном правонарушении, составленным уполномоченным лицом, в соответствии с требованиями частью 1 статьи 28.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Из данного постановления следует, что на месте совершения административного правонарушения О. наличие события административного правонарушения и назначенное административное наказание не оспаривал, что свидетельствует о признании им своей вины в совершении административного правонарушения.

Основанием для проведения проверки на соответствие техническому состоянию послужило визуальное наблюдение инспектором ГИБДД факта установки на автомобиле ВАЗ-21140 стекол, которые по своему типу не соответствует стеклам, конструктивно устанавливаемым заводом - изготовителем на данной марке транспортного средства.

Действия инспектора ГИБДД согласуются с пунктом 82 Приказа МВД России от 2 марта 2009 N 185 "Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения" (Зарегистрировано в Минюсте России 18.06.2009 N 14112), из которого следует, что наличие установленных визуально признаков административных правонарушений, предусмотренных статьей 12.5 Кодекса, является достаточным основанием для остановки транспортного средства и проверки его технического состояния.

При таких обстоятельствах, вопреки доводам жалобы, судья районного суда пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях О. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3.1 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и ему назначено административное наказание в размере, установленном санкцией указанной статьи.

 

12. Постановление Ивановского областного суда от 24.07.2015 по делу N 4а-194/2015.

Согласно постановлению по делу об административном правонарушении от 4 февраля 2015 года 28 января 2015 года в 08 часов 20 минут у д. 1 на Шереметьевском пр. г. Иваново М. управлял автомобилем ВАЗ ... государственный регистрационный номер ..., на передние боковые стекла которого нанесено покрытие (пленка), ограничивающая обзорность с места водителя, что не соответствует требованиям п. 7.3 Перечня неисправностей и условий при которых запрещена эксплуатация транспортного средства (светопропускаемость стекол составила 0,09%, что не соответствует ГОСТ 5727-88), то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Судья районного суда, рассмотрев жалобу М., с учетом правовой позиции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 и ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ, обоснованно отменил постановление от 4 февраля 2015 года в связи с существенным нарушением процессуальных требований, поскольку в протоколе об административном правонарушении, выданном лицу, привлекаемому к административной ответственности, не указана статья Кодекса, предусматривающая административную ответственность за инкриминируемое ему правонарушение, в связи с чем он был лишен права защищаться от конкретного обвинения. Решением суда дело об административном правонарушении в отношении М. обоснованно прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Вопреки доводу жалобы, судья областного суда верно не усмотрел законных оснований, предусмотренных ст. 24.7 КоАП РФ, для отнесения издержек в сумме 11400 рублей, понесенных М. в связи с оплатой выполнения экспертного исследования N 21 от 12 мая 2015 года, за счет бюджета.

Из материалов дела об административном правонарушении не усматривается, что при отмене постановления инспектора ДПС судья районного суда руководствовались указанным актом экспертного исследования, решение вынесено на основании имеющихся в деле доказательств. Для рассмотрения жалобы М. необходимости в использовании специальных познаний не было, проведение экспертизы не требовалось. Кроме того, акт экспертного исследования от 12 мая 2015 года выполнен уже после рассмотрения жалобы (и соответственно отмены обжалуемого постановления), не по инициативе административного органа или суда, не является заключением эксперта.

 

Август 2015

 

13. Постановление Волгоградского областного суда от 05.08.2015 по делу N 7а-769/2015.

В связи с тем, что Е. было допущено управление транспортным средством, на задних боковых стеклах которого нанесена пленка с зеркальным оттенком, то есть нарушение п. 7.3 Перечня, то его действия подлежали квалификации по ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ, которая является общей по отношению к ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если допущенные нарушения настоящего Кодекса и (или) закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях могут быть устранены без возвращения дела на новое рассмотрение и при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение;

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" если при рассмотрении дела об административном правонарушении будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, то судья вправе переквалифицировать действия (бездействие) лица, привлекаемого к административной ответственности, на другую статью (часть статьи) КоАП РФ, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, в том числе и в случае, если рассмотрение данного дела отнесено к компетенции должностных лиц или несудебных органов, при условии, что назначаемое наказание не ухудшит положение лица, в отношении которого ведется производство по делу.

В таком же порядке может быть решен вопрос о переквалификации действий (бездействия) лица при пересмотре постановления или решения по делу об административном правонарушении.

Составы административных правонарушений, предусмотренные ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ и ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ, имеют единый родовой объект посягательства. Санкция ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ предусматривает менее строгое административное наказание, чем санкция ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Следовательно, переквалификация действий Е. с ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ на ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ согласуется с требованиями п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ и п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что факт нарушения водителем Е. требования п. 7.3 Перечня подтверждается протоколом об административном правонарушении от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 10), состоявшиеся по данному делу об административном правонарушении постановления подлежат изменению: действия Е. подлежат переквалификации с ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ на ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Решая вопрос об административном наказании, следует отметить следующее.

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания, основанными на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности, административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (ч. 1 ст. 4.1 КоАП РФ).

При назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ).

Законодатель, установив названные положения в КоАП РФ, тем самым предоставил возможность судье, органу, должностному лицу, рассматривающим дело об административном правонарушении, индивидуализировать наказание в каждом конкретном случае.

При этом назначение административного наказания должно основываться на данных, подтверждающих действительную необходимость применения к лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в пределах нормы, предусматривающей ответственность за административное правонарушение, именно той меры государственного принуждения, которая с наибольшим эффектом достигала бы целей восстановления социальной справедливости, исправления правонарушителя и предупреждения совершения новых противоправных деяний, а также ее соразмерность в качестве единственно возможного способа достижения справедливого баланса публичных и частных интересов в рамках административного судопроизводства.

Принимая во внимание сведения о личности Е., а также отсутствие обстоятельств, отягчающих административную ответственность, полагаю возможным назначить Е. административное наказание в виде предупреждения.

Оспаривая решения судей районного и областного судов Е. в своей жалобе указывает на то, что постановление инспектора ДПС вынесено только на основании протокола об административном правонарушении.

Между тем, отмеченное обстоятельство не является основанием для удовлетворения жалобы.

Так, в соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ч. 1 данной статьи) Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (ч. 2 данной статьи).

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

Таким образом, вынесение постановления по административному делу на основании только одного доказательства - протокола об административном правонарушении, не противоречит названным выше нормам права.

К тому же, оснований для сомнения в добросовестности инспектора ДПС, составившего протокол и вынесшего постановление об административном правонарушении по настоящему делу, не усматриваю.

Вопреки доводам жалобы, как это видно из материалов дела, письменные объяснения инспектором ДПС от Е. получены (содержаться в протоколе об административном правонарушении (л.д. 10); протоколы об административном правонарушении и запрещении эксплуатации наземного транспортного средства последним подписаны и их копии, а также копия постановления по делу об административном правонарушении, получены; права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ и ст. 51 Конституции Российской Федерации ему разъяснены.

 

14. Апелляционное определение Тюменского областного суда от 12.08.2015 по делу N 33-4477/2015.

В связи с выявленным несоответствием технического состояния транспортного средства, которым управлял Л. требованиям Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств к светопропусканию ветрового стекла и стекол, через которые обеспечивается передняя обзорность для водителя ИДПС Ф.А. в отношении Л. было на основании части 1 ст. 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях вынесено требование об устранении причин и условий, препятствующих эксплуатации транспортного средства от 28.01.2015 года, из которого следует, что на Л. возложена обязанность по недопущению эксплуатации после 01.02.2015 г. автомобиля Мазда, которым он на момент остановки управлял, без устранения вышеуказанного нарушения. Данное требование было Л. вручено 28.01.2015 года, о чем свидетельствует соответствующая роспись. Таким образом, содержащееся в апелляционной жалобе утверждение о том, что Л. было предъявлено требование по прекращению совершения предполагаемых в Федеральным законом от 10.12.1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" предусматривается, в частности, что задачами указанного Федерального закона являются: охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий (абз. 2 ст. 1), при этом, обеспечение безопасности дорожного движения осуществляется посредством, в том числе, осуществления федерального государственного надзора в области обеспечения безопасности дорожного движения (ст. 5).

В соответствии с положениями Федерального закона от 07.02.2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" на полицию возлагается обязанность, в том числе по обеспечению безопасности дорожного движения (п. 7 ч. 1 ст. 2), по пресечению противоправных деяний, устранению угрозы безопасности граждан и общественной безопасности (п. 2 ч. 1 ст. 12), по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением правил, стандартов, технических норм и иных требований нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения (п. 19 ч. 1 ст. 12), полиция для выполнения возложенных на нее обязанностей имеет право требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий (п. 1 ч. 1 ст. 13), останавливать транспортные средства, если это необходимо для выполнения возложенных на полицию обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения (п. 20 ч. 1 ст. 13), законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и должностными лицами (ч. 3 ст. 30), невыполнение законных требований сотрудника полиции влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации (ч. 4 ст. 30).

Судом первой инстанции установлено и не оспаривается заявителем, что после установления факта несоответствия управляемого Л. транспортного средства требованиям, предъявляемым к его конструкции, светопропускание передних боковых стекол в соответствие с требованиями Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств Л. не привел.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что сотрудник ГИБДД, выдавая требование об устранении причин и условий, препятствующих эксплуатации транспортного средства, действовал в соответствии с требованиями закона в пределах предоставленных ему полномочий по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, при этом, невыполнение указанного требования может повлечь установленную Законом административную ответственность, о чем Л. был предупрежден. Вопреки доводам Л., указанным требованием на него безусловная обязанность по изменению внешних и внутренних характеристик принадлежащего иному лицу транспортного средства не возложена, поскольку Л. вправе прекратить эксплуатацию данного транспортного средства.

 

15. Апелляционное определение Тюменского областного суда от 10.08.2015 по делу N 33-4496/2015.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что сотрудник ГИБДД, вынося требование об устранении причин и условий, препятствующих эксплуатации транспортного средства, действовал в соответствии с требованиями закона в пределах предоставленных ему полномочий по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, при этом, невыполнение указанного требования может повлечь установленную Законом административную ответственность, о чем М. был предупрежден. Вопреки доводам М., указанным требованием на него безусловная обязанность по изменению внешних и внутренних характеристик транспортного средства не возложена, поскольку М. вправе прекратить эксплуатацию данного транспортного средства.

 

16. Решение Московского городского суда от 28.08.2015 по делу N 7-8995/15.

По смыслу ст. 25.1 КоАП РФ и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Резолюцией 2200 A (XXI) Генеральной ассамблеи ООН от 16.12.1966 г., лицо само определяет объем своих прав и реализует их по своему усмотрению. Отказ в силу личного волеизъявления от дачи объяснения, от подписания составленных в отношении него процессуальных документов и получения их копий является способом реализации по своему усмотрению процессуальных прав гражданина.

Нежелание давать объяснения, расписываться в процессуальных документах и получать их копии не относится к процессуальным нарушениям, допущенным при производстве по делу об административном правонарушении, и не может служить основанием для пересмотра судебного постановления.

Таким образом, доказательства, имеющиеся в материалах дела, подтверждают вину *** А.С. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, поскольку свидетельствуют о том, что *** А.С. знала о том, что была остановлена сотрудниками полиции, осуществляющими охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, однако отказалась представить им для проведения проверки светопропускаемости передних стекол свое транспортное средство.

Доводы жалобы о том, что из автомобиля *** А.С. пропали денежные средства, а также что сотрудником полиции *** А.С. были нанесены телесные повреждения, подлежат отклонению, поскольку не свидетельствуют о незаконности самого судебного постановления.

Вышеуказанные обстоятельства подлежат рассмотрению и разрешению в ином судебном порядке.

 

17. Решение Московского городского суда от 26.08.2015 по делу N 7-9035/2015.

Довод жалобы заявителя о том, что инспектор ГИБДД не ознакомил его с прибором для измерения, не показал соответствующую документацию, сертификат и срок поверки, не может служить основанием для отмены решения суда, поскольку при составлении административного материала А.И.М. не оспаривался факт пригодности прибора измерения к применению.

Довод жалобы А.И.М. о незаконности действий инспектора ГИБДД также не может служить основанием для отмены постановления должностного лица и решения судьи, так как такого рода требования подлежат рассмотрению в ином судебном порядке.

 

Сентябрь 2015

 

18. Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 14.09.2015 по делу N 33-9878/2015.

Так, проанализировав положения ст. ст. 2, 12, 13 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции", суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что сотрудник полиции вправе отдавать обязательные распоряжения и предъявлять необходимые требования об устранении обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, в том числе при выявлении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Как правильно установлено судом, сотрудником полиции в письменной форме предъявлено требование к С. о прекращении противоправного действия, а именно: привести светопропускание ветрового и передних боковых стекол автомобиля в соответствие с Техническим регламентом о безопасности колесных транспортных средств, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 10.09.2009 N 720, удалив с них покрытия, снижающие светопропускание стекол автомобиля, либо не эксплуатировать это транспортное средство. Требование содержало предупреждение о том, что в случае невыполнения требования С. может быть подвергнут административной ответственности на основании ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ в виде штрафа.

Основанием для предъявления названного требования явился факт нарушения С. требований п. 3.5.2 Технического регламента о безопасности колесных ТС, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 10.09.2009 г. N 720, согласно которому светопропускание ветрового стекла, передних боковых стекол и стекол передних дверей (при наличии) должно составлять не менее 70 процентов.

Несоответствие боковых стекол названным требованиям, что стало следствием нанесения на них покрытия (тонирующей пленки), снижающего светопропускание, было установлено сотрудником ГИБДД на основании показаний специального технического средства, данные о котором указаны в постановлении об административном правонарушении о привлечении С. к ответственности по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Факт нанесения на передние боковые стекла автомобиля тонирующей пленки С. не оспаривал.

С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что управление С. автомобилем, на котором светопропускание стекол, ввиду наличия на них покрытия, не соответствует требованиям технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, за что предусмотрена административная ответственность по ч. 3.1 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, свидетельствует о его виновных и противоправных действиях, на прекращение которых и было направлено требование сотрудника ГИБДД.

Суд верно указал, что действия инспектора ДПС по проверке светопропускания стекол в автомобиле С. произведены в соответствии с требованиями пунктов 39, 40, 82, 149 Административного регламента МВД РФ исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, устанавливающего порядок осуществления контроля за дорожным движением, включающего в себя визуальное или с использованием технических средств наблюдение за движением транспортных средств и пешеходов, в том числе выявление признаков нарушений требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, предусмотренных статьей 12.5 КоАП РФ. Действующие нормы законодательства не содержат запрета инспектору ДПС, имеющему возможность произвести осмотр транспортного средства с применением технического средства, осуществить замер светопропускаемости передних боковых стекол автомобиля при осуществлении контроля за дорожным движением и выдать требование о прекращении противоправных действий со стороны гражданина.

Принимая во внимание вышеизложенное, судебная коллегия признает правильными выводы суда первой инстанции о том, что лейтенант полиции Б. действовал в пределах полномочий, предоставленных ему законом, и его требование о прекращении противоправного действия от 04.02.2015 года являлось законным и не повлекло для С. каких-либо негативных последствий, нарушений прав и законных интересов последнего, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется.

 

19. Постановление Самарского областного суда от 16.09.2015 N 4а-766/2015.

Поскольку требование об устранении причин и условий, способствующих совершению административного правонарушения, исходило от государственного органа, обладающего властными полномочиями, вызвано исполнением обязанности по обеспечению безопасности дорожного движения, является обязательным для исполнения и за невыполнение такого требования наступает административная ответственность по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

Учитывая вышеизложенное, судебные инстанции пришли к правильному выводу, что ФИО1 отказался выполнить законное требование сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, и должностным лицом 02.12.2014 года обоснованно составлен в отношении ФИО1 протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1.2 ст. 29.5 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 19.3, 20.2 и 20.2.2 настоящего Кодекса, рассматриваются по месту выявления административного правонарушения. Таким образом, нарушений правил подсудности районным судом при рассмотрении дела допущено не было.

 

20. Решение Приморского краевого суда от 30.09.2015 по делу N 21-1115/2015.

Довод В. о том, что в момент обращения к нему инспектора он не управлял транспортным средством, оно стояло на проезжей части дороги с заглушенным мотором, не опровергает выводы должностного лица и судьи о виновности В. в совершенном правонарушении. Из материалов дела очевиден факт движения транспортного средства, оборудованного стеклами, светопропускание которых не соответствует требованиям технического регламента, а, следовательно, и факт того, что управлял указанным средством В.

 

21. Постановление Красноярского краевого суда от 14.09.2015 N 4а-729/2015.

В жалобе, поданной в Красноярский краевой суд в порядке ст. ст. 30.12 - 30.14 КоАП РФ, З.А.В. просит отменить вынесенные в отношении него постановление, судебные решения и ссылается на то, что письменное ходатайство о присутствии защитника оставлено инспектором ДПС без внимания; инспектор сначала вынес постановление, а потом составил протокол об административном правонарушении; при рассмотрении дела об административном правонарушении процессуальные права и обязанности инспектором ДПС ему (З.А.В.) не разъяснялись.

В соответствии с ч. 1 ст. 28.6 КоАП РФ в случае, если при совершении физическим лицом административного правонарушения назначается административное наказание в виде предупреждения или административного штрафа, протокол об административном правонарушении не составляется, а уполномоченным на то должностным лицом на месте совершения административного правонарушения выносится постановление по делу об административном правонарушении о назначении административного наказания в виде предупреждения или административного штрафа в порядке, предусмотренном статьей 29.10 настоящего Кодекса. Копия постановления по делу об административном правонарушении вручается под расписку лицу, в отношении которого оно вынесено, а также потерпевшему по его просьбе.

Частью 2 названной нормы закона предусмотрено составление протокола об административном правонарушении в случае, если лицом оспаривается наличие события административного правонарушения или назначенное ему административное наказание.

Исходя из смысла названных норм в их взаимосвязи с положениями ч. 1 ст. 28.2 КоАП РФ и положений статей главы 30 КоАП РФ следует, что составление протокола об административном правонарушении после вынесения постановления по делу об административном правонарушении при его оспаривании лицом, в отношении которого оно вынесено, не является основанием к его отмене, поскольку фактически этим не нарушаются права лица, имеющего возможность обжаловать такое постановление в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ.

Аналогичная правовая позиция отражена в решении Верховного Суда РФ от 10.10.2013 года и апелляционном определении Верховного Суда РФ от 11.02.2014 года при рассмотрении гражданского дела об отказе в признании недействующим абзаца восьмого пункта 109 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 2 марта 2009 г. N 185.

 

22. Решение Московского городского суда от 24.09.2015 по делу N 7-10013/2015.

Выводы судьи должным образом мотивированы. В том числе обоснованно отвергнуты как несостоятельные утверждения В. о допущенных инспектором ДПС нарушениях при измерении светопропускания передних боковых стекол автомобиля БМВ Х6, государственный регистрационный знак <...>, с указанием на то, что все замеры производились согласно статье 26.8 КоАП РФ с помощью специального технического средства - измерителя светового коэффициента пропускания автомобильных стекол "Тоник" заводской номер 5175, то есть прибора, утвержденного в установленном порядке в качестве средства измерения, имеющего свидетельство о поверке, подтверждающее технические характеристики прибора и его пригодность к применению. Кроме того, ГОСТами, на нарушение которых ссылается заявитель жалобы, регламентирована процедура проверки имеющегося (конструктивного) светопропускания стекол транспортных средств, но не процедура проверки соответствия их светопропускания требованиям безопасности дорожного движения.

Доводы жалобы В. о невозможности получения достоверных результатов замера светопропускания стекол автомобиля при отсутствии замеров температуры воздуха, давления и относительной влажности воздуха, следует признать несостоятельными, так как измеритель светового коэффициента пропускания автомобильных стекол "Тоник предназначен для измерения светового коэффициента пропускания тонированных и затемненных стекол, в том числе установленных на автотранспортных средствах, и обеспечивает работоспособность при температуре окружающего воздуха от минус 10 град. C до плюс 40 град. C и относительной влажности до 95%, атмосферном давлении от 84 до 106, 7 кПа.

Довод жалобы о том, что в вынесенном постановлении не указано, в чем именно выразились виновные действия В., не содержится ссылок на доказательства, не может быть принят во внимание, поскольку в обжалуемом постановлении указано, что В. управлял транспортным средством, на котором установлены тонированные стекла, светопропускание которых не соответствует требованиям технического регламента о безопасности колесных транспортных средств (23.6%), что является достаточным основанием для квалификации действий В. по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что при составлении протокола об административном правонарушении были нарушены права В., поскольку ему не был предоставлен защитник, нельзя признать состоятельным. Как следует из представленных материалов, при составлении протокола об административном правонарушении В. были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, копию протокола он получил, ходатайств об отложении рассмотрения дела об административном правонарушении ввиду необходимости обращения за юридической помощью к защитнику В. заявлено не было (л.д. 28). При этом действующий Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не обязывает должностных лиц административного органа при составлении протокола по делу об административном правонарушении, вынесении постановления по делу, обеспечивать участие защитника, оставляя данного рода право за лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которое на основании своего субъективного выбора может привлечь к участию в деле защитника, уполномочив последнего, посредством выдачи доверенности, заключения соглашения, на представление своих интересов при производстве по делу об административном правонарушении.

 

23. Решение Ставропольского краевого суда от 30.09.2015 по делу N 7а-1051/2015.

Обоснованно отвергнуты как несостоятельные утверждения Г.В.С. о допущенных инспектором ДПС нарушениях при составлении административного материала.

Как правильно в решении суда первой инстанции, по общему правилу, при назначении административного наказания в виде либо предупреждения, либо административного штрафа на месте совершения административного правонарушения выносится только постановление по делу об административном правонарушении о назначении одного из названных видов административного наказания в отсутствие протокола об административном правонарушении.

Согласно части 2 статьи 28.6 КоАП РФ в случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание, составляется протокол об административном правонарушении, который приобщается к вынесенному в соответствии с частью 1 настоящей статьи постановлению.

 

Дополнительные материалы по теме:

Что необходимо знать о тонировке стекол автомобиля.

Случаи, при которых привлечение к административной ответственности за неправильную тонировку, является незаконным.

Доводы, которые НЕ помогут избежать привлечения к ответственности.

Доводы, которые могут помочь избежать привлечения к ответственности.

 

Анализ судебной практики:

20101 полуг. 20112 полуг. 20112012201320141 полуг. 20153 кв. 20154 кв. 20151 кв. 20162 кв. 2016.