Автовладельцам

Ситуация:

Анализ судебной практики за 1 квартал 2015 года. Административная ответственность за управление автомобилем с ксеноновыми фарами (ст. 12.5 ч. 3 КоАП РФ).

Решение:

1. Постановление Волгоградского областного суда от 15.01.2015 по делу N 7а-70/2015.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно ст. 26.1 КоАП РФ в ходе разбирательства по делу об административном правонарушении выяснению подлежат обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а именно: наличие события административного правонарушения; виновность лица в совершении административного правонарушения; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Диспозиция ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В соответствии с п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения (далее по тексту Основные положения), утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (согласно приложению) (далее по тексту Перечень неисправностей).

Согласно п. 3.1., п. 3.6. Перечня неисправностей, эксплуатация транспортного средства запрещена в случае, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства; а также при установке спереди транспортного средства световых приборов с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

Согласно разъяснениям Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД России от 20 февраля 2010 г. "Об использовании "ксеноновых фар" в настоящее время на автотранспортные средства устанавливаются фары следующих официально утвержденных типов:

C - ближнего, R - дальнего, CR - двухрежимного (ближнего и дальнего) света с лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112,41.112-2005);

HC - ближнего, HR - дальнего, HCR - двухрежимного света с галогенными лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112,41.112-2005);

DC - ближнего, DR - дальнего, DCR - двухрежимного света с газоразрядными источниками света (Правила ЕЭК ООН N 98,41.98-99).

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов.

Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Требованиями Правил N 48 ЕЭК ООН и п. 1.3.14.6 Приложения 5 Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2009 г. N 720, установлено, что в системе освещения (фарах ближнего света), при которых используется источник света в виде газоразрядных ламп, требуется наличия работоспособного автоматического корректора положения светового пучка в зависимости от загрузки и профиля дорожного полотна и наличия устройства стеклоомывателя фар (фароочистки).

В силу п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее по тексту ПДД), водитель транспортного средства перед выездом обязан проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

При рассмотрении дела судом первой и второй инстанции установлено, что 21 августа 2014 г. в 10 час. 30 мин. в <...> К. управлял автомобилем <...>, государственный регистрационный знак <...> регион, с установленными на передней части автомобиля световых приборов, цвет огней и режим работы которых не соответствовал основным положениям по допуску транспортного средства к эксплуатации (в фарах, имеющие маркировку HCR установлены ксеноновые (газоразрядные) лампы).

Указанные действия К. квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Обосновывая виновность К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, мировой судья сослался на собранные по делу доказательства: протокол об административном правонарушении (л.д. 4), протокол о запрещении эксплуатации транспортного средства (л.д. 5), протокол об изъятии вещей и документов (л.д. 6), пояснения в судебном заседании сотрудника ДПС П.В.В., должностного лица, присутствовавшего при выявлении и фиксации инкриминируемого К. административного правонарушения, указавшего, что в фарах автомобиля были установлены световые приборы - ксеноновые лампы, цвет огней которых и режим работы не соответствовал Основным положениям (п. 3.1, п. 3.6 Перечня неисправностей), поскольку в данном автомобиле должны были использоваться галогеновые лампы, также автомобиль не был оборудован автоматическим корректором фар и фароочистителем.

Таким образом, при вынесении постановления по данному делу мировой судья исходил из того, что на передней части транспортного средства - фарах были установлены световые приборы (газоразрядные лампы), цвет и режим работы которых не соответствует Основным положениям, что образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

С таким выводом мирового судьи согласился судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

Между тем, мировой судья и судья районного суда необоснованно пришли к выводу о доказанности вины К. в нарушении п. 2.3.1 ПДД РФ, повлекшем управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений, поскольку судебными инстанциями не были достоверно выяснены значимые обстоятельства, образующие объективную сторону вышеуказанного административного правонарушения, а именно соответствие источника света (лампы) типу светового прибора и режиму его работы, поскольку сам факт использования ксеноновых (газоразрядных) ламп в световых приборах не образует составов административного правонарушения ввиду того, что использование данных ламп разрешено в определенных типах фар и при обеспечении специфики их режима работы. Так, как следует из пояснений в судебном заседании специалиста К.М.О., автомобили <...> 2004 г. (аналогичным транспортным средством управлял К.) заводом изготовителем производились только с внешним освещением "ксенон" с "автоматическим корректором фар", что подтверждается справочными данными указанного автомобиля, также, согласно позиции К., изложенной, в том числе в его жалобе в районный суд на постановление мирового судьи, его автомобиль имел разрешенные световые приборы, был оборудован, как автоматическим корректором фар, так и омывателем фар; внешние световые приборы источников света соответствовали типу данного светового прибора (установлены фары типа "DCR", при этом в протоколе об административном правонарушении сотрудником ДПС ошибочно указана маркировка фар "HCR").

Изложенные доводы стороны защиты К. не были надлежащим образом проверены нижестоящими судебными инстанциями совокупностью достаточных доказательств, объективно свидетельствующими о наличии либо отсутствии события инкриминируемого административного правонарушения и виновности К., в связи с чем в настоящей стадии не представляется возможным проверить соответствовали ли световые приборы транспортного средства предъявляемым требованиям Основных положений; кроме того, нижестоящими судебными инстанциями не дана оценка тому обстоятельству, что согласно протокола об административном правонарушении и протокола изъятия вещей, время события административного правонарушения указано после изъятия предметов административного правонарушения (так, время совершения правонарушения указано 21 августа 2014 г. в 10 час. 30 мин., при этом газоразрядные лампы были изъяты ранее в 10 час. 15 мин. указанного дня).

Однако указанные выше обстоятельства в нарушение ст. 30.6 КоАП РФ остались без внимания и должной оценки со стороны судьи районного суда, рассмотревшего жалобу на постановление мирового судьи.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи и решение судьи районного суда в отношении К. не могут быть признаны законными и подлежат отмене в связи с существенными нарушениями процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, что не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Учитывая, что в настоящее время срок давности привлечения К. к административной ответственности, установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, истек, производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

 

2. Постановление Тверского областного суда от 29.01.2015 по делу N 4-а-19.

Частью 3 ст. 12.5 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно п. 11 Основный положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, если техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В силу п. 3.1 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, запрещена эксплуатация транспортным средством, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

В соответствии с п. 3.6 приложения к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, запрещается эксплуатация транспортного средства, на котором установлены спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

Факт совершения ФИО1 административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, установлен судьей на основании: протокола N об административном правонарушении, в котором имеются письменные объяснения ФИО1 - "Купил автомашину с фарами с газоразрядными источниками света"; протокола N об изъятии вещей и документов; фотоматериала и других доказательств.

Вывод о наличии события административного правонарушения и виновности ФИО1 основан на оценке представленных доказательств, данной по правилам ст. 26.11 КоАП РФ.

Протоколы по делу составлены в соответствии с требованиями КоАП РФ, подписаны ФИО1 без каких-либо замечаний.

Вынесение мировым судьей судебного участка N 3 г. Кимры Тверской области определения от 01.09.2014 о возврате и. о. начальнику ОГИБДД МО МВД России "Кимрский" протокола об административном правонарушении и приложенных к нему документов для устранения недостатков, в отсутствие ФИО1, не противоречит требованиям ст. ст. 25.1 29.4 КоАП РФ.

Иные изложенные в жалобе доводы являлись предметом рассмотрения как мирового судьи, так и судьи городского суда и не нашли подтверждения. Оснований не согласиться с приведенными мотивами, не имеется.

Таким образом, оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений по доводам жалобы не имеется.

 

3. Постановление Московского городского суда от 26.01.2015 N 4а-4447/14.

Административная ответственность по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ наступает за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации.

Как следует из материалов дела, ...... 2014 года в.. часов.. минут в районе дома N.. по улице... в г. Зеленограде водитель Б.Е.В. управлял автомобилем марки "...." государственный регистрационный знак...., в передних осветительных фарах которого, имеющих маркировку CR, HCR, и предназначенных для использования с галогенными лампами накаливания, были установлены газоразрядные источники света. Указанные действия Б.Е.В. квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Б.Е.В. подтверждены совокупностью доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают, а именно: протоколом об административном правонарушении; протоколом об изъятии вещей и документов с приложенным к нему фотоматериалом; рапортом инспектора ДПС КАС; устными показаниями СДВ и сотрудника ГИБДД НАС, полученными мировым судьей при рассмотрении дела.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях Б.Е.В. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод жалобы Б.Е.В. о неправильной квалификации его действий по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ несостоятелен.

Согласно нормам раздела 3 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации запрещается эксплуатация транспортных средств с внешними световыми приборами, количество, тип, цвет, расположение и режим работы которых не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства (п. 3.1).

В силу п. 3.45а ГОСТ Р 51709-2001 "Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки", утвержденного Постановлением Госстандарта России от 01 февраля 2001 года N 47-ст, газоразрядные источники света предназначены для использования только в фарах типов DC - ближнего, DR - дальнего и DCR - двухрежимного света, тогда как фары типов HC - ближнего, HR - дальнего и HCR - двухрежимного света могут применяться только с галогенными лампами накаливания.

Использование газоразрядных источников света в типах фар, предназначенных для использования с галогенными лампами, свидетельствует о несоответствии технических характеристик фар светораспределению, установленному для данного типа фар, то есть о несоответствии режима их работы требованиям конструкции транспортного средства.

При этом по смыслу ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ признаки объективной стороны состава данного правонарушения являются альтернативными: административная ответственность наступает, с одной стороны, за управление транспортным средством, на котором установлены световые приборы, цвет огней которых не отвечает требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, а с другой - за управление транспортным средством, на котором установлены световые приборы, режим работы которых не соответствует указанным требованиям.

Анализ приведенных норм применительно к установленным по делу фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам позволяет сделать вывод о том, что действия Б.Е.В. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод жалобы Б.Е.В. о том, что полномочиями по проверке соответствия световых приборов Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации наделены только государственные инспекторы технического надзора, в связи с чем такая проверка не могла быть проведена сотрудниками ДПС по Зеленоградскому административному округу г. Москвы, основан на неверном толковании норм права. В соответствии с п. 82 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного приказом МВД России от 02 марта 2009 года N 185, основаниями для проверки технического состояния транспортного средства являются установленные визуально признаки административных правонарушений, предусмотренных ст. ст. 8.23, 12.5 КоАП РФ, указания в соответствии с целями проведения специальных мероприятий.

Пунктом 90 Административного регламента установлено, что в случае обнаружения в ходе проверки документов, государственных регистрационных знаков, технического состояния транспортного средства достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, сотрудник, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, возбуждает дело об административном правонарушении.

Таким образом, полномочиями по проверке соответствия световых приборов Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации наделены все должностные лица Госавтоинспекции, осуществляющие надзор за соблюдением общественной безопасности и общественного порядка в области дорожного движения, и установившие признаки правонарушений, предусмотренных ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод Б.Е.В. о том, что по делу не была проведена автотехническая экспертиза установленных на его транспортном средстве световых приборов, не может повлечь отмену состоявшихся судебных актов. Согласно ст. 26.4 КоАП РФ экспертиза по делу об административном правонарушении назначается лишь в том случае, когда при рассмотрении дела возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Между тем для установления факта управления транспортным средством, в передних фарах которого, предназначенных для использования с галогенными лампами накаливания, были установлены газоразрядные источники света, не требуется специальных познаний, а о том, что имело место нарушение ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ свидетельствуют перечисленные выше доказательства.

Довод заявителя о том, судья районного суда неправомерно вынес решение в его отсутствие и в отсутствие его защитника Кузьмичева Е.В., несмотря на заявленное последним ходатайство об отложении судебного заседания, является несостоятельным.

По смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ судьей районного суда выполнены, свои выводы об отказе в удовлетворении ходатайства судья мотивировал в решении от 07 октября 2014 года. Учитывая поведение Б.Е.В. и его защитника Кузьмичева Е.В., которые в ходе производства по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении неоднократно заявляли ходатайства об отложении судебного разбирательства, а также принимая во внимание, что сам Б.Е.В. не явился ни в одно судебное заседание и просил не беспокоить его по данному вопросу (л.д. 52), судья районного суда обоснованно пришел к выводу о нежелании заявителя лично участвовать в рассмотрении поданной им жалобы и злоупотреблении им и его защитником предоставленными им процессуальными правами.

С учетом изложенного, оснований полагать о нарушении права Б.Е.В. на судебную защиту не имеется.

Настоящая жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел данные о личности Б.Е.В., а также характер совершенного им административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 6 (шесть) месяцев с конфискацией светового прибора - газоразрядной лампы типа DCR (5000K) с тремя проводами, блоком розжига Electronic control dear for Xenon Light bulbs назначено Б.Е.В. в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.7, 3.8 и 4.1 КоАП РФ, в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Судья районного суда, рассмотрев жалобу на постановление мирового судьи, проверил дело в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Порядок и срок давности привлечения Б.Е.В. к административной ответственности, а также принцип презумпции невиновности не нарушены.

 

5. Обзор судебной практики по делам об административных правонарушениях за 2 полугодие 2014 года. Утвержден Постановлением Президиума Курганского областного суда 26 января 2015 года.

Необходимости в специальных познаниях и, следовательно, в назначении экспертизы, равно как и в применении специального технического средства для выявления административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, не требуется. Установление должностным лицом ГИБДД факта наличия на передней части автомобиля световых приборов методом непосредственной визуализации является достаточным для составления протокола об административном правонарушении.

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N <...> судебного района города Кургана Курганской области от 27 июня 2014 г. Б. привлечена к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и подвергнута административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами с конфискацией газоразрядных ксеноновых ламп со сферическим источником света вместо нити накаливания, установленных в противотуманных фарах типа В.

Решением судьи Курганского городского суда от 10 сентября 2014 г. постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Курганский областной суд, Б. просит судебные постановления отменить, производство по делу прекратить в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности. Указывала, что по смыслу нормы ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ признаки объективной стороны состава данного правонарушения являются альтернативными: административная ответственность наступает с одной стороны - за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета, а с другой - за управление транспортным средством, на котором установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств. Полагала, что во втором случае несоответствие цвета огней и режима работы должно быть в совокупности, а отсутствие хотя бы одного из перечисленных несоответствий ведет к невозможности привлечения лица к ответственности по данной статье. Доказательств управления транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета не имеется, так же как и не имелось доказательств управления транспортным средством, на котором установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых в совокупности не соответствовали требованиям Основных положений по допуску транспортных средств. Факт нахождения в противотуманных фарах газоразрядных ламп было установлено сотрудником ГИБДД при составлении административного материала, визуально.

Оставляя судебные акты без изменения, заместитель председателя Курганского областного суда указал следующее.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, заключается в нарушении требований п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, на передней части которого установлены световые приборы, режим которых не соответствует конструкции транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090).

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В силу п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов.

Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Как следует из материалов дела, Б. управляла транспортным средством Тойота Авенсис, в противотуманных фарах которого типа "В" установлены газоразрядные ксеноновые лампы, режим работы и цвет которых не соответствовали конструкции светового прибора.

Вопреки доводам надзорной жалобы, необходимости в специальных познаниях и, следовательно, в назначении экспертизы, равно как и в применении специального технического средства для выявления совершенного Б. административного правонарушения не имелось. Установление должностным лицом ГИБДД факта наличия на передней части автомобиля световых приборов, не отвечающих требованиям закона, методом непосредственной визуализации не противоречило п. п. 4.3.1, 5.3.1 Государственного стандарта Российской Федерации ГОСТ Р 51709-2001 "Автотранспортные средства, требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки", являлось достаточным для составления в отношении Б. протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Кроме того, данные обстоятельства подтвердил, допрошенный в судебном заседании, эксперт П., которому были предъявлены фото и видеозапись с места административного правонарушения, и который пояснил, что в автомобиле в противотуманных фарах установлены газоразрядные лампы - ксенон, где вместо нити накаливания установлен электрод; в данных фарах должны быть установлены лампы с нитью накаливания - галогенные.

 

6. Постановление Саратовского областного суда от 26.02.2015 по делу N 4А-100/2015.

Согласно ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

В соответствии с п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения к ПДД РФ, утвержденных постановлением Совета Министров-Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090), запрещается эксплуатация транспортных средств, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

Согласно разъяснениям Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД России об использовании "ксеноновых фар" от 20.02.2010 в настоящее время на автотранспортные средства устанавливаются фары следующих официально утвержденных типов:

- C - ближнего, R - дальнего, CR - двухрежимного (ближнего и дальнего) света с лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112, ГОСТ Р 41.112-2005);

- HC - ближнего, HR - дальнего, HCR - двухрежимного света с галогенными лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112, ГОСТ Р 41.112-2005);

- DC - ближнего, DR - дальнего, DCR - двухрежимного света с газоразрядными источниками света (Правила ЕЭК ООН N 98, ГОСТ Р 41.98-99).

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов.

Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Как следует из материалов дела, 08.11.2014 в 20 часов 50 минут К. управлял транспортным средством марки LADA-217030, на передней части которого установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствовал требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а именно в блоках фар были установлены газоразрядные лампы с блоками розжига "Ксенон", что составляет объективную сторону правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтверждается собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 3), протоколом изъятия вещей и документов (л.д. 4), рапортом инспектора ГИБДД (л.д. 5), объяснениями К. (л.д. 6).

Противоречий представленные в материалы дела документы не имеют, соответствуют требованиям, предъявляемым к форме этих документов, составлены уполномоченными должностными лицами. Все вышеуказанные документы подписаны К. без каких-либо замечаний, а протокол об административном правонарушении содержит собственноручно сделанную им запись "С нарушением согласен".

Таким образом, обстоятельства правонарушения - использование во внешних световых приборах (фары типа HCR) газоразрядных источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, установлены судебными инстанциями на основании вышеприведенных доказательств.

Доводы К. об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, со ссылкой на то, что машина стояла припаркованная около дома, с выключенным двигателем и освещением, являлись предметом проверки судебных инстанций и опровергаются установленными по делу обстоятельствами, оснований для переоценки которых не усматривается.

Переоценкой исследованных доказательств является и ссылка заявителя на его неосведомленность о том, что на машине предыдущим владельцем были установлены световые приборы, не соответствующие предъявляемым к ним требованиям, поскольку судом установлено обратное. Кроме того, согласно п. 2.3.1 ПДД РФ водитель обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Не влечет отмену судебных постановлений и указание в жалобе на то, что инспектор ГИБДД незаконно произвел досмотр автомобиля без понятых и составления соответствующего протокола, поскольку из материалов дела усматривается, что такое действие, как досмотр, по делу не проводилось.

Что касается указания в протоколе изъятия вещей от 08.11.2014 на изъятие лампы накаливания, то судом установлено, что данное обстоятельство следует считать технической опиской.

Полагаю, что судом были полно и всесторонне оценены доказательства, представленные в материалы дела, в том числе показания свидетелей. Всем им дана надлежащая правовая оценка.

Совокупность исследованных по делу доказательств позволила судебным инстанциям прийти к обоснованному выводу о виновности К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Изложенные в жалобе доводы не свидетельствуют о наличии существенных нарушений при составлении и рассмотрении административного материала, что свидетельствовало бы об отсутствии в действиях К. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, как о том утверждается в жалобе.

Каких-либо неустранимых сомнений по делу, которые в соответствии со ст. 1.5 КоАП РФ должны быть истолкованы в пользу К., не усматривается. Принцип презумпции невиновности не нарушен.

Наказание К. назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ с учетом характера совершенного правонарушения, личности правонарушителя и с учетом обстоятельств смягчающих и отягчающих ответственность.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы не имеется.

 

7. Постановление Приморского краевого суда от 13.02.2015 по делу N 4а-76/2015.

В соответствии с частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В соответствии с пунктом 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, эксплуатация транспортного средства запрещается, если на транспортном средстве установлены: спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого; сзади - фонари заднего хода и освещения государственного регистрационного знака с огнями любого цвета, кроме белого, и иные световые приборы с огнями любого цвета, кроме красного, желтого или оранжевого, а также световозвращающие приспособления любого цвета, кроме красного.

Согласно пункту 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

Как усматривается из материалов дела, 30 июля 2014 года инспектором ДПС ГИБДД ОМВД России по Уссурийску в отношении П. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ, согласно которому 30 июля 2014 года в 14 часов 30 минут на ул. <адрес> г. <адрес> П. управлял транспортным средством - автомобилем марки "...", без государственного регистрационного знака, на передней части которого установлены световые приборы с огнями синего цвета, что свидетельствует о нарушении пункта 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства.

Довод жалобы о неправильной квалификации совершенного П. административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ, является несостоятельным.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ, заключается в нарушении положений пунктов 3.1 и 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, в случае управления транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а также световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Факт управления с установленными на передней части принадлежащего ему автомобиля световыми приборами с огнями синего цвета П. не отрицается, а также подтверждается протоколом об административном правонарушении (л.д. 2), рапортом инспектора ДПС (л.д. 4), собственноручными объяснениями П., данными им при составлении протокола об административном правонарушении (оборот л.д. 2).

Оснований для квалификации действий П. по части 1 статьи 12.4 КоАП РФ в соответствии с которой административным правонарушением признается установка на передней части транспортного средства световых приборов с огнями красного цвета или световозвращающих приспособлений красного цвета, а равно световых приборов, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, не имеется.

Доводы о том, что при выявлении правонарушения фиксация с использованием технических средств сотрудниками ДПС ГИБДД не производилась, не влекут удовлетворение жалобы, поскольку данные обстоятельства не повлияли на правильность выводов судебных инстанций о виновности П. в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ.

Так, из письменных объяснений П., данных им при составлении протокола следует, что П. не оспаривал факт того, что лампочки, установленные на передней части его автомобиля излучали синий свет, что не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Утверждения П. о том, что он управлял транспортным средством с выключенными световыми огнями не влекут удовлетворения жалобы, поскольку факт управления П. транспортным средством с включенными световыми приборами с огнями синего цвета, подтверждается пояснениями инспектора ДПС ГИБДД Р.И.С. в рапорте, а также при рассмотрении дела мировым судьей. Оснований ставить под сомнение выявленный и зафиксированный инспектором ДПС ГИБДД факт административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ, не имеется.

Иные доводы жалобы не имеют правового значения для рассмотрения дела и не влекут отмену вступивших в законную силу судебных решений.

Вместе с тем, имеются основания для уточнения постановления по делу в части, касающейся исполнения конфискации световых приборов.

Согласно части 1 статьи 3.7 КоАП РФ конфискацией орудия совершения или предмета административного правонарушения является принудительное безвозмездное обращение в федеральную собственность или в собственность субъекта Российской Федерации не изъятых из оборота вещей. Конфискация назначается судьей.

Частью 1 статьи 32.4 КоАП РФ установлено, что постановление судьи о конфискации вещи, явившейся орудием совершения или предметом административного правонарушения, исполняется судебным приставом-исполнителем в порядке, предусмотренном федеральным законодательством.

Порядок учета, оценки и реализации, переработки (утилизации), уничтожения конфискованных предметов административного правонарушения и орудий их совершения, за исключением имущества, изъятого из оборота, определен Постановлением Правительства РФ от 29 мая 2003 г. N 311 "О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства", в соответствии с которым имущество, обращенное в собственность государства, подлежит в установленном порядке передаче Российскому фонду федерального имущества (его филиалам).

При назначении административного наказания в виде конфискации предмета административного правонарушения мировым судьей в резолютивной части постановления по делу об административном правонарушении указано, что конфискованные световые приборы надлежит хранить при административном деле, что не согласуется с содержанием приведенных правовых норм.

Судьей Уссурийского районного суда при пересмотре постановления по делу допущенное нарушение не устранено.

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов может быть вынесено постановление об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если допущенные нарушения настоящего Кодекса и (или) закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях могут быть устранены без возвращения дела на новое рассмотрение и при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

Поскольку допущенное процессуальное нарушение может быть устранено на настоящей стадии производства по делу без возвращения дела на новое рассмотрение, а также учитывая, что изменение постановления и решения по делу не повлечет ухудшения правового положения лица, в отношении которого они вынесены, постановление мирового судьи судебного участка N 61 г. Уссурийска Приморского края от 22 сентября 2014 года и решение судьи Уссурийского районного суда Приморского края от 12 ноября 2014 года подлежат изменению путем замены указания о хранении двух конфискованных световых приборов при административном деле, указанием о передаче конфискованных световых приборов в количестве 2 штук в Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Приморском крае.

 

8. Постановление Алтайского краевого суда от 26.02.2015 по делу N 4а-142/2015.

В соответствии с ч. 1 ст. 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении объявляется немедленно по окончании рассмотрения дела. В исключительных случаях по решению лица (органа), рассматривающего дело об административном правонарушении, составление мотивированного постановления может быть отложено на срок не более чем три дня со дня окончания разбирательства дела, за исключением дел об административных правонарушениях, указанных в ч.ч. 3 - 5 ст. 29.6 настоящего Кодекса, при этом резолютивная часть постановления должна быть объявлена немедленно по окончании рассмотрения дела.

Как следует из материалов дела, рассмотрение дела об административном правонарушении назначено мировым судьей на <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ (л.д. 6).

В связи с необходимостью вызова для допроса в качестве свидетеля сотрудника полиции судебное заседание было отложено на <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ (л.д. 13). Поскольку сотрудник полиции не явился, судебное заседание отложено на <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ (л.д. 17).

В судебном заседании, назначенном на ДД.ММ.ГГ, рассмотрение дела об административном правонарушении было окончено, мировой судья удалился для вынесения постановления, однако постановление оглашено лишь в <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ (л.д. 22).

Таким образом, в нарушение вышеприведенных норм права постановление по делу об административном правонарушении оглашено мировым судьей спустя день после окончания рассмотрения дела об административном правонарушении, а не немедленно.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения об извещении О. о времени и месте рассмотрения дела, назначенного на <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ.

С учетом изложенного дело об административном правонарушении в отношении О. рассмотрено мировым судьей в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, и сведений о его извещении о времени и месте рассмотрения дела.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о существенном нарушении процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не позволившем всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, что оставлено без внимания судьей городского суда.

Исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 8 г. Бийска Алтайского края от 21 октября 2014 года и решение судьи Бийского городского суда Алтайского края от 13 ноября 2014 года, вынесенные в отношении О. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

Производство по данному делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях - в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

 

9. Постановление Волгоградского областного суда от 09.02.2015 по делу N 7а-145/2015.

В соответствии с частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно пункту 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатацию транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090) (далее по тексту - Перечень).

Положениями пунктов 3.1, 3.6 Перечня установлены следующие неисправности транспортного средства и условия, при которых запрещается их эксплуатация:

- количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства;

- спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 указанной статьи, заключается в нарушении требований пунктов 3.6 и 3.1 Перечня в случае если на передней части транспортного средства установлены световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, а равно световые приборы, цвет и режим которых не соответствует конструкции транспортного средства.

Из материалов дела усматривается, что ДД.ММ.ГГГГ в <.......> часов <.......> минут на <адрес> М. управлял автомобилем марки <.......>, государственный номерной знак N <...>, на передней части которого были установлены внешние световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения и требованиям Правил дорожного движения РФ.

Указанные обстоятельства подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами: протоколом об административном правонарушении от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 2), протоколом о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 4), протоколом изъятия вещей и документов (л.д. 6), протоколом досмотра транспортного средства, которые оценены мировым судьей и районным судьей в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Таким образом, действия М. правильно квалифицированы по части 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Довод жалобы о том, что цвет и режим световых приборов были установлены инспектором только методом визуализации, а не при помощи технических средств, лампы не были извлечены инспектором для определения их вида, в процессуальных документах и судебных актах не указана маркировка ламп, не влечет удовлетворение жалобы, поскольку данные обстоятельства не повлияли на правильность выводов судебных инстанций о виновности М. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Учитывая специфику и характерный яркий (ослепляющий) излучаемый свет указанными фарами, данное правонарушение выявляется визуально, требований о проведении измерений спецприборами источников света законодательством не предусмотрено.

В соответствии с п. 63 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнение инспектором государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения (утв. Приказом МВД РФ от 02 марта 2009 года N 185) является поводом для остановки транспортного средства, проведения проверки соответствия технического состояния транспортного средства Перечню неисправностей и Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации с целью выявления административного правонарушения при использовании ненадлежащих световых приборов.

Из положений ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, которые следует рассматривать в единстве с положениями п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а также раздела 3 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, следует, что в указанной части идет перечисление неисправностей, при наличии любой из которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

Письмом Минпромторга РФ от 16 июня 2009 года N 132/с разъяснено что разработка и производство фар транспортных средств осуществляется под конкретный источник света, предназначенный к использованию в фарах транспортных средств, в соответствии с требованиями международных правил - Правил ЕЭК ООН. Согласно указанным правилам каждая фара должна иметь маркировку, где указывается категория источника света, с которым необходимо осуществлять эксплуатацию фары на транспортном средстве. При этом замена категории используемого источника света категорически запрещена. Установка в фаре, предназначенной для использования галогенных ламп, газоразрядных источников света, недопустима, так как противоречит упомянутым Правилам, тем самым нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения. Под понятием "режим работы" следует понимать совокупность технических характеристик фар, соответствующих тому или иному светораспределению, обеспечивающему безопасность дорожного движения в зависимости от дорожной ситуации и метеоусловий. В свою очередь светораспределение, согласно Правилам ЕЭК ООН, определяется категорией используемого источника света и конструкцией светового прибора.

Вопреки доводам надзорной жалобы, из материалов дела следует, что на автомобиле было установлено 4 блока розжига и 4 газозарядных источника света, который не предусмотрен конструкцией фар транспортного средства, что противоречит Правилам ЕЭК ООН к наличию внешних световых приборов на автотранспортных средствах и нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения.

Иных доводов, опровергающих выводы мирового судьи и судьи районного суда, дающих основания для сомнения в законности судебных актов, надзорная жалоба не содержит.

Таким образом, доводы жалобы сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки мирового судьи и судьи районного суда, а также к выражению несогласия с произведенной ими оценкой обстоятельств дела, а также представленных по делу доказательств, выполненной в соответствии с положениями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Между тем, несогласие с оценкой конкретных обстоятельств и доказательств не может служить основанием для отмены вынесенных по делу судебных постановлений, поскольку надзорная инстанция правом переоценки установленных обстоятельств и имеющихся в деле доказательств не наделена.

Существенных нарушений норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, влекущих отмену состоявшихся судебных постановлений, при рассмотрении дела судами не допущено.

Постановление о привлечении М. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Административное наказание назначено М. в пределах, установленных санкцией части 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены постановления мирового судьи судебного участка N 125 Волгоградской области от 13 октября 2014 года и решения судьи Дубовского районного суда Волгоградской области от 28 ноября 2014 года не усматриваю.

 

10. Постановление Верховного суда Республики Коми от 16.02.2015 по делу N 4А-24/2015.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно п. 3.4 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090 (далее - Основные положения), эксплуатация транспортного средства запрещается, если на световых приборах отсутствуют рассеиватели либо используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

Как следует из материалов дела, "дата" в 16 часов 10 минут около "адрес" З. управлял транспортным средством "марка", грз. "номер", на передней части которого в нарушение п. 3.4 Основных положений были установлены газоразрядные лампы ближнего света.

Фактические обстоятельства дела подтверждаются собранными по делу доказательствами, в числе которых протокол об административном правонарушении; протокол о запрещении эксплуатации транспортного средства; акт изъятия газоразрядных ламп; рапорт должностного лица; показания допрошенных в судебном заседании свидетелей.

Таким образом, действия З. образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

При рассмотрении дела об административном правонарушении установлены все юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения.

Выводы о виновности З. сделаны на основании всестороннего, полного и объективного исследования собранных по делу доказательств, которые оценены мировым судьей в совокупности на предмет достоверности, достаточности и допустимости в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

Постановление о привлечении З. к административной ответственности вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Доводы заявителя о том, что на момент рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении срок давности привлечения к административной ответственности истек, в связи с чем производство по делу должно быть прекращено, основаны на неправильном толковании закона. По смыслу ч. 1 ст. 4.5 и п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ истечение сроков давности привлечения к административной ответственности на стадии пересмотра постановления не влечет за собой его отмену и прекращение производства по делу, если для этого отсутствуют иные основания. В данном случае таких оснований не установлено.

Нарушений процессуальных норм при производстве по делу об административном правонарушении не установлено.

В соответствии с ч. 2 ст. 1.6 КоАП РФ применение уполномоченными на то органом или должностным лицом административного наказания и мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в связи с административным правонарушением осуществляется в пределах компетенции указанных органа или должностного лица в соответствии с законом.

Наказание назначено З. в минимально возможном размере, предусмотренном санкцией ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, с учетом характера и обстоятельств правонарушения, личности виновного.

Вместе с тем, назначив З. дополнительное наказание в виде конфискации двух газоразрядных ламп с целью их последующего уничтожения и поручив исполнение постановления в данной части Отделу судебных приставов по г. Воркуте УФССП по Республике Коми, мировой судья ошибочно указал в резолютивной части постановления, о конфискации двух изъятых у З. газоразрядных ламп в доход государства.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы может быть вынесено решение об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если допущенные нарушения настоящего Кодекса и (или) закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях могут быть устранены без возвращения дела на новое рассмотрение и при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

Принимая во внимание изложенное, учитывая, что исключение из резолютивной части постановления указания о конфискации в доход государства двух газоразрядных ламп, изъятых у З., его положение не ухудшает, прихожу к выводу, что судебный акт мирового судьи подлежит изменению.

 

11. Постановление Смоленского областного суда от 24.03.2015 по делу N 4"а"-95/2015.

Мировым судьей установлено, что (дата) на ... км автодороги ... района, водитель К. управлял транспортным средством "<данные изъяты>", государственный регистрационный знак N на передней части которого установлены световые приборы, цвет огней которых не соответствует требованиям п. 3.6 Приложения к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Таким образом, диспозиция данной правовой нормы в части управления транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета, - является простой, а не бланкетной, а следовательно, при описании объективной части правонарушения не требуется указания на какой-либо другой нормативно-правовой акт. Согласно п. 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения к ПДД РФ) запрещается эксплуатация транспортных средств, на которых спереди установлены световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого.

В силу п. 2.3.1 ПДД РФ водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

При рассмотрении дела мировым судьей в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ все имеющиеся в деле доказательства были исследованы и оценены в совокупности, и был сделан обоснованный вывод о наличии события правонарушения и виновности К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Рассматривая жалобу, судья районного суда в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ, не связанный доводами жалобы, на основании имеющихся в деле материалов в полном объеме проверил законность и обоснованность вынесенного постановления, и пришел к правильному выводу об отсутствии оснований отмены постановления мирового судьи.

Доводы настоящей жалобы были предметом рассмотрения жалобы в районном суде, в результате чего судья мотивированно и законно признал их необоснованными.

Таким образом, при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьями определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка. Существенных нарушений процессуальных норм не допущено, наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции статьи, в связи с чем, законных оснований для отмены состоявшихся судебных решений не имеется.

 

12. Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 13.03.2015 N 4а-182/2015 по делу N 5-687/2014-120.

Основанием для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ является управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Таким образом, диспозиция данной правовой нормы в части управления транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета, - является простой, а не бланкетной, а следовательно, при описании объективной части правонарушения не требуется указания на какой-либо другой нормативно-правовой акт. Согласно п. 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения к ПДД РФ) запрещается эксплуатация транспортных средств, на которых спереди установлены световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого.

В силу п. 2.3.1 ПДД РФ водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

При рассмотрении дела мировым судьей в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ все имеющиеся в деле доказательства были исследованы и оценены в совокупности, и был сделан обоснованный вывод о наличии события правонарушения и виновности Л. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Рассматривая жалобу, судья Московского районного суда в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ, не связанный доводами жалобы, на основании имеющихся в деле материалов в полном объеме проверил законность и обоснованность вынесенного постановления, и пришел к правильному выводу об отсутствии оснований отмены постановления мирового судьи.

Доводы, изложенные в настоящей жалобе, были предметом рассмотрения в районном суде и им была дана надлежащая оценка.

Таким образом, при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьями определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка. Существенных нарушений процессуальных норм не допущено, наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции статьи, в связи с чем, законных оснований для отмены состоявшихся судебных решений не имеется.

 

13. Постановление Ярославского областного суда от 31.03.2015 N 4-А-114/2015.

Виновность К. в совершении административного правонарушения подтверждается протоколом об административном правонарушении от 7 ноября 2014 года, фототаблицей к нему, рапортом инспектора ФИО1, другими материалами дела, которые исследованы и подробно изложены в судебных решениях, оценены в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Вопреки доводам жалобы протокол об административном правонарушении составлен в соответствии с требованиями ст. 28.2 КоАП РФ, в протоколе отмечено, что к нему прилагается.

Как следует из протокола об административном правонарушении, К. был ознакомлен с протоколом, получил его копию, замечаний по содержанию протокола не высказал.

Согласно фототаблице, приобщенной к протоколу, на ней 7 ноября 2014 года в 21 час. 16 мин. зафиксировано транспортное средство, которым управлял К., не отрицавший, что на фото изображен его автомобиль.

Из фототаблицы усматривается, что на передней части транспортного средства... г.н.... установлен световой прибор (верхний габаритный фонарь) с огнями красного цвета.

Согласно имеющемуся в деле рапорту сотрудника ГИБДД ФИО1, подтвердившему сведения, содержащиеся в протоколе, водитель К. при составлении административного материала снял и уничтожил световой прибор, который должен быть изъят.

Позиция К., которая нашла отражение и в жалобе, обоснованно признана судебными инстанциями несостоятельной, так как опровергается материалами дела.

Вопреки доводам жалобы собранные доказательства, которые оценены в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, с достаточной полнотой подтверждают виновность К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Административное наказание назначено К. в соответствии с законом.

 

14. Постановление Челябинского областного суда от 27.03.2015 N 4а15-107.

В силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 года N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно пункту 1 1 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 года N 1090, запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств. При этом п. 3.4 Перечня запрещает эксплуатацию транспортных средств с использованием в световых приборах ламп, не соответствующих типу данного светового прибора.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Из представленных материалов усматривается, что 21 июля 2014 года в 21 час 25 мин. на 40 км автодороги Тюмень-Имшим-Омск М. управлял транспортным средством - автомобилем марки "***", государственный регистрационный знак ***, на передней части которого были установлены световые приборы, режим которых не соответствовал требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации.

Факт допущенных нарушений и виновность М. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтверждается представленными в дело доказательствами, в том числе: сведениями, изложенными в протоколе об административном правонарушении от 21 июля 2014 года (л.д. 4); протоколом 72 АМ N 255459 о запрещении эксплуатации транспортного средства от 21 июля 2014 года (л.д. 6); протоколом 72 ВР 042995 изъятия вещей и документов от 21 июля 2014 года (л.д. 5); рапортом инспектора ГИБДД от 21 июля 2014 года (л.д. 9); фототаблицей с изображением автомобиля, установленных на нем газоразрядных ламп и блока розжига (л.д. 8) и другими материалами дела.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности мировой судья пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности М. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Доводы жалобы М. о том, что цвет и режим работы установленных на его автомобиле световых приборов соответствовал требованиям Основных положений, безосновательны.

Материалами дела достоверно подтверждено, что изъятые у М. световые приборы являются газоразрядными (ксеноновыми) лампами. При этом конструкция транспортного средства "***", принадлежащего М., с учетом Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, не позволяет установку газоразрядных (ксеноновых) ламп на данном автомобиле.

Ссылки М. в жалобе на неверную квалификацию его действий по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и о необходимости переквалификации его действий по ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ, безосновательны.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ, заключается в нарушении требований, в том числе, п. 3.4 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, на передней части которого установлены световые приборы, в которых используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

При этом указанная норма является специальной по отношению к положениям ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ. Деяние, совершенное М. и выразившееся в управлении им транспортным средством с установленными на нем световыми приборами, режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Представленные в дело доказательства являются достаточными и допустимыми для установления вины М. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ. Обстоятельства дела выяснены всесторонне, полно, объективно, всем доказательствам мировой судья дал надлежащую правовую оценку в соответствии со ст. ст. 26.2, 26.11 КоАП РФ.

Нарушений процессуальных норм при рассмотрении дела об административном правонарушении и вынесении постановления по делу об административном правонарушении не допущено.

В ходе рассмотрения данного дела об административном правонарушении мировым судьей требования ст. ст. 24.1, 26.1 КоАП РФ выполнены.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены. Требования ст. 29.5 КоАП РФ мировым судьей соблюдены, постановление судьей вынесено с соблюдением требований подведомственности по месту жительства М., заявившего соответствующее ходатайство.

В постановлении мирового судьи по делу об административном правонарушении содержатся все сведения, предусмотренные ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ.

При назначении М. административного наказания мировым судьей требования статей 3.1, 3.7, 3.8, 4.1 - 4.3 КоАП РФ соблюдены. Наказание назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, предусматривающей в качестве наказания лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией световых приборов и приспособлений.

Судья, правильно применил положения ст. 3.7 КоАП РФ и ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и пришел к обоснованным выводам о возможности применения к М. дополнительного административного наказания в виде конфискации световых приборов и приспособлений.

При рассмотрении дела мировым судьей М., при надлежащем его извещении о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, распорядившись предоставленными ему правами по своему усмотрению. Нарушений гарантированных Конституцией РФ и ст. 25.1 КоАП РФ прав, в том числе права на защиту, не усматривается. Нарушений принципов презумпции невиновности и законности, закрепленных в ст. ст. 1.5, 1.6 КоАП РФ, при рассмотрении дела не допущено.

Доводы жалобы заявителя не содержат правовых аргументов, ставящих под сомнение законность и обоснованность обжалуемого судебного постановления, поскольку направлены на переоценку установленных обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, которые были исследованы при рассмотрении дела и получили надлежащую правовую оценку, соответствующую требованиям ст. 26.11 КоАП РФ.

Обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, предусмотренных ст. 24.5 КоАП РФ, не установлено.

 

15. Постановление Пермского краевого суда от 13.03.2015 по делу N 44а-183/2015.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В соответствии с п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090, запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (согласно приложению).

В соответствии с п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, запрещается эксплуатация автомобиля, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

На основании п. 3.4 указанного Перечня, запрещается эксплуатация автомобилей, в случае, если на световых приборах отсутствуют рассеиватели либо используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

В силу п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090, водитель транспортного средства перед выездом обязан проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно разъяснениям Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД России от 20.02.2010 г. "Об использовании "ксеноновых фар" в настоящее время на автотранспортные средства устанавливаются фары следующих официально утвержденных типов:

С - ближнего, К. - дальнего, СЯ - двухрежимного (ближнего и дальнего) света с лампами накаливания (Правила ЕЭК ООП N 1 12,41.1 12-2005);

НС - ближнего, НЯ - дальнего, НСЯ - двухрежимного света с галогенными лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112,41.112-2005);

ОС - ближнего, ЭЯ - дальнего, ОСЯ - двухрежимного света с газоразрядными источниками света (Правила ЕЭК ООН N 98,41.98-99).

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов.

Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Из материалов дела следует, что 19.12.2014 г. в 13:00 на 1 км автодороги <...>-<...> водитель Ш. управлял автомобилем /марка/ государственный регистрационный знак <...>, на передней части которого установлены газоразрядные источники света (ксеноновые) на фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, чем нарушил п. 3.4 Перечня неисправностей Правил дорожного движения.

Факт совершения Ш. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтвержден совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении от 19.12.2014 г., в котором Ш. собственноручно указал, что купил автомобиль с установленным ксеноном и даже не знал об этом (л.д. 4); протоколом об изъятии вещей и документов от 19.12.2014 г., согласно которому у Ш. изъят газоразрядный источник света (ксенон) 0014/07 N 14-213 (л.д. 5).

Указанные доказательства оценены мировым судьей в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Довод жалобы Ш. о не проведении по делу экспертизы, отмену судебного постановления не влечет. В соответствии со ст. 26.4 КоАП РФ в случае, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Для установления факта использования на световых приборах ламп, не соответствующих типу данного светового прибора, не требуется специальных познаний, данное нарушение устанавливается при визуальном осмотре транспортного средства, в связи с чем основания для назначения и проведения по настоящему делу судебной экспертизы отсутствовали. При этом совокупность исследованных доказательств обоснованно признана мировым судьей достаточной для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Нарушений принципа презумпции невиновности закрепленного в ст. 1.5 КоАП РФ, при рассмотрении дела не допущено.

Доводы о ненадлежащем извещении Ш. о времени и месте рассмотрения дела несостоятельны, поскольку опровергаются материалами дела, в частности распиской (л.д. 7) и детализацией смс-рассылок, согласно которой Ш. извещен о рассмотрении дела мировым судьей 23.01.2015 г. в 10:00 по телефону, указанному в материалах дела (л.д. 10). Согласие Ш. на уведомление его о месте и времени рассмотрения дела посредством смс-сообщения, зафиксировано в протоколе об административном правонарушении и подтверждено его подписью (л.д. 4). Таким образом, требования ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ мировым судьей не нарушены.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности мировым судьей соблюдены. Административное наказание назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3.8, 4.1-4.3 КоАП РФ.

Обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, предусмотренных ст. 24.5 КоАП РФ, не установлено.

Доводы жалобы заявителя не содержат правовых аргументов, ставящих под сомнение законность и обоснованность обжалуемого судебного акта.

 

16. Постановление Калининградского областного суда от 16.03.2015 по делу N 4-Аг-92/15.

Согласно п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее - ПДД РФ), водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее - Основные положения).

Пунктом 11 Основных положений запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечает требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (приложение к Основным положениям).

В силу п. 1.3 ПДД РФ участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил дорожного движения. Лица, нарушившие Правила, согласно п. 1.6 ПДД РФ несут ответственность в соответствии с действующим законодательством.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений.

Из материалов дела усматривается, что 6 ноября 2014 года в 22 часа 55 минут у дома N по <адрес> Г. управлял автомобилем "Д.", государственный регистрационный знак N, на передней части которого был установлен световой прибор с огнями зеленого цвета, а именно: световое табло с надписью "TAXI".

Вышеуказанными действиями Г. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Указанные обстоятельства подтверждаются:

- протоколом об административном правонарушении N от 6 ноября 2014 года, где указано, что Г. управлял транспортным средством в нарушение требований пункта 2.3.1 ПДД РФ, составленном в присутствии двух понятых с участием водителя Г., от подписи которого и дачи пояснений по факту совершенного правонарушения последний отказался;

- протоколом о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства N от 6 ноября 2014 года;

- рапортом инспектора ДПС Ж. и его пояснениями в суде об обстоятельствах совершения Г. вмененного ему правонарушения, из которых усматривается, что 6 ноября 2014 года во время дежурства в районе ул. М. в г. Гусеве Калининградской области им был остановлен автомобиль под управлением Г., на передней части которого была установлена световая табличка "TAXI" с огнями зеленого цвета, последнему была разъяснена причина остановки и в присутствии понятых, которым на обозрение был представлен указанный световой прибор, составлен протокол об административном правонарушении.

Данные доказательства, которым дана оценка в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ, являются достаточными для установления вины Г. в совершении указанного административного правонарушения.

Довод жалобы о необоснованности выводов суда об отнесении использованного заявителем светового табло к внешним световым приборам со ссылкой на отсутствие такового в перечне внешних световых приборов, установленном ГОСТ 8769-75, и, как следствие, отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, поскольку положения как п. 3.6, так и всего раздела 3 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, применимы только к внешним световым приборам, основан на ошибочном толковании норм права.

Объективная сторона состава правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, заключается в нарушении требований пп. 3.1, 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, в соответствии с которыми запрещается эксплуатация автомобиля, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства, а также, если на транспортном средстве спереди установлены световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

При этом по смыслу указанных выше норм диспозицией данной статьи охватываются виновные действия лица, привлекаемого к административной ответственности, связанные с использованием в процессе движения и эксплуатации автомобиля как внешних световых приборов, не соответствующими требованиям конструкции транспортного средства, так и световых приборов как таковых с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, если они расположены в передней части автомобиля вне зависимости от размещения снаружи или внутри салона.

В соответствии с ГОСТ 32565-2013 "Национальный стандарт Российской Федерации. Стекло безопасное для наземного транспорта. Общие технические условия" ветровое стекло применяется для остекления переднего проема транспортного средства и обеспечивает для водителя обзорность в направлении вперед.

Принимая во внимание, что факт размещения Г. светового табло с надписью "TAXI" на ветровом стекле в салоне автомобиля нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела, суд пришел к обоснованному выводу о том, что спорное техническое средство было установлено заявителем именно в передней части транспортного средства, что, с учетом его подсветки электрической лампой зеленого цвета, образовывало в действиях Г. состав вмененного ему административного правонарушения.

При таких обстоятельствах действия Г. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ. Оснований сомневаться в выводах мирового судьи и судьи районного суда не имеется.

Утверждение заявителя о том, что он не был надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела мировым судьей, не может быть принято во внимание по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Положениями приведенной нормы предусмотрена возможность рассмотрения дела в отсутствие указанного лица в случае, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Как следует из материалов дела, Г. извещался о судебном заседании, назначенном на 12 декабря 2014 года, заказным письмом с уведомлением, направленным ему по адресу, указанному в протоколе об административном правонарушении (л.д. 3).

При этом ссылка заявителя на то, что в процессуальных документах, составленных в отношении него, указаны неверные сведения о месте его жительства, не могут быть приняты во внимание ввиду того, что адрес фактического проживания указывается в протоколе со слов лица, привлекаемого к административной ответственности.

Оснований сомневаться в достоверности указанных сведений, а также полагать, что инспектор ДПС проявил невнимательность при внесении сведений в протокол об административном правонарушении, что привело к нарушению права Г. на полноценную защиту, у суда не имелось.

При таких обстоятельствах мировой судья, направив уведомление о времени и месте судебного разбирательства по обозначенному выше адресу, правомерно установил факт надлежащего извещения Г. о дате и времени слушания и рассмотрел дело в его отсутствие, что согласуется с требованиями ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ.

Доводы Г. о том, что решение районного суда вынесено за пределами срока давности привлечения к административной ответственности, не свидетельствуют о незаконности обжалуемых постановлений, поскольку по смыслу ч. 1 ст. 4.5 и п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ истечение сроков привлечения к административной ответственности на время пересмотра постановления мирового судьи не влечет за собой его отмену и прекращение производства по делу, если для этого отсутствуют иные обстоятельства.

Назначенное Г. административное наказание согласуется с положениями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 - 4.3 КоАП РФ и является справедливым.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену состоявшихся по делу судебных постановлений, в ходе производства по данному делу допущено не было.

 

Ознакомиться с анализом судебной практики по годам: 2006-200920101 полугодие 20112 полугодие 201120121 кв. 20132 кв. 20133 кв. 20134 кв. 20131 кв. 20142 кв. 20143 кв. 20144 кв. 20141 кв. 20152 кв. 2015.

 

Дополнительный материал по теме:

Что делать, если Вас остановили за использование ксеноновых ламп на автомобиле.

Случаи незаконного привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые могут помочь избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые не помогут избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.