Автовладельцам

Ситуация:

Анализ судебной практики за 4 квартал 2014 года. Административная ответственность за управление автомобилем с ксеноновыми фарами (ст. 12.5 ч. 3 КоАП РФ).

Решение:

1. Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 07.10.2014 N 4а-864/14.

Из материалов дела усматривается, что протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным должностным лицом, существенных нарушений требований закона, влекущих признание его недопустимым доказательством, при его составлении не допущено, все сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в том числе место совершения правонарушения и событие административного правонарушения в протоколе отражены. В протоколе отражено, что К. были разъяснены права и обязанности, копия протокола об административном правонарушении ему была выдана, что удостоверено подписью последнего, однако замечаний по поводу внесенных в него сведений не сделал.

Мировой судья при рассмотрении дела установил, что К. управлял автомобилем, на передней части которого установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям п. 3.6 Приложения к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

При рассмотрении дела мировым судьей в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ все имеющиеся в деле доказательства были исследованы и оценены в совокупности, и был сделан обоснованный вывод о наличии события правонарушения и виновности К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Доводы жалобы о нарушении прав К. на защиту, являются несостоятельными, по следующим обстоятельствам.

В соответствии с ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть рассмотрено без участия лица, привлекаемого к административной ответственности в случае, если у суда имеются сведения о надлежащем извещении, и от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела, либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Из материалов дела усматривается, что об отложении слушания дела на 07 мая 2014 года К. извещался лично по телефону, о чем свидетельствует телефонограмма (л.д. 28). В судебное заседание явился защитник Чайковский С.В., представив нотариально заверенную доверенность, содержащую указание на полномочия защитника по участию в деле об административном правонарушении. Следовательно, рассмотрение дела в отсутствие привлекаемого лица при наличии сведений о его надлежащем извещении, и участии защитника в судебном заседании, является обоснованным и требованиям закона не противоречит.

Из изложенного следует, что при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьей определены правильно. Нарушений норм процессуального права не допущено, наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции статьи, в связи с чем, законных оснований для отмены постановления не имеется.

 

2. Постановление Орловского областного суда от 31.10.2014.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, является административным правонарушением и влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Согласно п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 года N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (согласно приложению).

В соответствии с п. п. 3.1, 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения), запрещается эксплуатация автомобилей в случае, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства, а также если на транспортном средстве установлены: спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

Согласно материалам дела, <дата> на автодороге <адрес> водитель Л. в нарушение пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации управлял транспортным средством - <...>, на передней части которого были установлены световые приборы с огнями синего цвета (габаритные огни).

Указанное обстоятельство подтверждается следующими доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. <...>), протоколом о запрещении эксплуатации транспортного средства (л.д. <...>); объяснениями инспектора <...> ФИО1., данными в судебном заседании.

Кроме того, в судебном заседании суда первой инстанции Л. признал свою вину в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ (л.д. <...>).

Каждое доказательство получило оценку в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ на предмет его допустимости и достоверности, а все собранные по делу доказательства с точки зрения их достаточности для правильного разрешения дела.

С учетом анализа имеющихся в деле доказательств в их совокупности, а также конкретных обстоятельств дела, руководствуясь вышеприведенными правовыми нормами, мировой судья пришел к обоснованному выводу о привлечении Л. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Утверждение Л. о том, что мировой судья рассмотрел дело об административном правонарушении формально и необъективно, руководствуясь материалами, составленными должностными лицами ГИБДД с нарушением требований КоАП РФ, является необоснованным, поскольку в ходе рассмотрения данного дела об административном правонарушении мировым судьей в соответствии с требованиями ст. 24.1 КоАП РФ были всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснены обстоятельства данного дела. Так, в соответствии с требованиями ст. 26.1 КоАП РФ установлены наличие события административного правонарушения, лицо, управлявшее транспортным средством, на передней части которого были установлены световые приборы с огнями синего цвета (габаритные огни), виновность указанного лица в совершении административного правонарушения, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

С учетом изложенного, правильным является и вывод судьи Мценского районного суда Орловской области о правомерности привлечения Л. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ.

Из положений ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, которые следует рассматривать в единстве с положениями п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а также раздела 3 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, следует, что в указанной части идет перечисление неисправностей, при наличии любой из которых запрещается эксплуатация транспортных средств, в связи с чем доводы жалобы Л. о том, что объективную сторону состава данного правонарушения образует управление транспортным средством при одновременном наличии всех перечисленных в диспозиции статьи неисправностей, несостоятельны.

Не является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений довод жалобы о том, что материалы административного дела составлены сотрудниками ДПС, заинтересованными в исходе дела, учитывая, что процессуальные документы были составлены в соответствии с законом лицами, находящимися при исполнении своих служебных обязанностей. Исполнение инспектором ДПС своих служебных обязанностей, включая выявление правонарушений, само по себе, не свидетельствует о его заинтересованности в исходе дела. Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о заинтересованности инспекторов ДПС в исходе дела, судьей также не установлено.

Изложенный в жалобе довод заявителя о том, что ему назначено наказание без конфискации световых приборов, в то время как санкция ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ является безальтернативной, не влечет удовлетворение жалобы, поскольку не влияет на правильность выводов судебных инстанций о доказанности его вины в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ. Кроме того, в судебном заседании было установлено, что при составлении протокола об административном правонарушении сотрудниками ДПС указанные приборы не изымались, поскольку водитель самостоятельно устранил нарушение, сняв их с транспортного средства.

Ссылка в жалобе на то, что судебными инстанциями не исследован вопрос о малозначительности совершенного административного правонарушения, не влечет отмену состоявшихся судебных постановлений.

Квалификация административного правонарушения в качестве малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и должна соотноситься с характером и степенью социальной опасности совершенного деяния, а также причинением либо угрозой причинения вреда личности, обществу или государству.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий, не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Вместе с тем, управление запрещенным к эксплуатации транспортным средством является грубым правонарушением, способным полечь дорожно-транспортное происшествие.

Доказательств, свидетельствующих об отсутствии существенного нарушения охраняемых общественных отношений, в материалах дела не имеется и заявителем не представлено.

При таких обстоятельствах, с учетом характера совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения, и степени потенциальной опасности, а также обстоятельств совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, оснований для признания указанного деяния малозначительным и освобождения Л. от административной ответственности на основании ст. 2.9 КоАП РФ не имеется.

Иные доводы жалобы по существу сводятся к переоценке установленных судьей обстоятельств. Аналогичные доводы являлись предметом рассмотрения мирового судьи, были проверены при пересмотре дела об административном правонарушении судьей второй инстанции и обоснованно отвергнуты по основаниям, приведенным в судебных решениях, вынесенных по настоящему делу.

Законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных постановлений сомнений не вызывает.

Постановление о назначении Л. административного наказания за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Административное наказание назначено Л. в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, с учетом обстоятельств и характера совершенного правонарушения, личности виновного, отсутствия смягчающих и отягчающих административную ответственность обстоятельств, в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ.

 

3. Постановление Алтайского краевого суда от 27.10.2014 по делу N 4а-928/2014.

В силу положений статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

По делу об административном правонарушении выяснению подлежат наличие события административного правонарушения; виновность лица в совершении административного правонарушения; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения (статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В соответствии с частью 4 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции, действовавшей на момент совершения административного правонарушения) выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 настоящей статьи, влечет наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев.

Признавая Н. виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, мировой судья исходил из того, что Н. в нарушение пункта 1.3 Правил дорожного движения выехал на полосу, предназначенную для встречного движения, в зоне действия дорожной разметки 1.1.

С данным выводом мирового судьи согласился и судья районного суда.

Вместе с тем факт совершения Н. вмененного административного правонарушения не подтвержден совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств.

Протоколом об административном правонарушении в вину Н. вменено нарушение пунктов 1.3, 9.2 Правил дорожного движения. При этом указано на то, что последний в нарушение названных положений выехал на полосу, предназначенную для встречного движения.

Однако, из материалов дела об административном правонарушении, в том числе схемы места совершения административного правонарушения и показаний сотрудника полиции <данные изъяты> В.Н., данных в судебном заседании 27 августа 2014 года (л.д. 30), следует, что Н. пересек сплошную линию дорожной разметки 1.1 при повороте налево.

Сведений о том, что Н. двигался в нарушение пункта 9.2 Правил дорожного движения по полосе, предназначенной для встречного движения, материалы дела не содержат.

В судебном заседании 27 августа 2014 года Н. пояснил, что пересек линию дорожной разметки под прямым углом, при этом по встречной полосе не двигался (л.д. 30).

Согласно части 2 статьи 12.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях поворот налево или разворот в нарушение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги влечет наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей.

Как разъяснено в пункте 8.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" действия водителя, связанные с поворотом налево или разворотом в нарушение требований дорожных знаков или разметки образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в том числе нарушение водителем при осуществлении указанных маневров требований, предписанных разметкой 1.1.

Учитывая изложенное, а также требования частей 1, 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица, оснований полагать о доказанности наличия в действиях Н. состава вмененного административного правонарушения не имеется.

Из квитанции от ДД.ММ.ГГ следует, что штраф в размере <данные изъяты> уплачен, в связи с чем при рассмотрении настоящего дела переквалифицировать совершенное заявителем деяние на часть 2 статьи 12.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не представляется возможным.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 настоящего Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка Баевского района Алтайского края от 17 июня 2014 года и решение судьи Баевского районного суда Алтайского края от 27 августа 2014 года, вынесенные в отношении Н. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене, а производство по делу - прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

 

4. Постановление Самарского областного суда от 28.10.2014 по делу N 4а-837/2014.

Постановлением должностного лица по делу об административном правонарушении N от 19.05.2014 г. Ж. (Ш.) привлечена к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 500 рублей, за управление транспортным средством при наличии неисправностей или условий, при которых эксплуатация транспортных средств запрещена.

В соответствии с ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее шестидесяти дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу, за исключением случая, предусмотренного частью 1.1 ст. 32.2 КоАП РФ, либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки уплаты штрафа, предусмотренных ст. 31.5 КоАП РФ.

Из материалов дела следует, что постановление по делу об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ. Ж. было вручено ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается ее подписью в постановлении, вступило в законную силу ДД.ММ.ГГГГ, следовательно, административный штраф должен был уплачен Ж. не позднее ДД.ММ.ГГГГ.

Вина Ж. (Ш.) в совершении административного правонарушения предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ установлена судебными инстанциями на основании исследованных доказательств: протокола об административном правонарушении N от ДД.ММ.ГГГГ, копии водительского удостоверения, справки о нарушениях ПДД, копии постановления N от ДД.ММ.ГГГГ об административном правонарушении, которым Ж. (Ш.) назначено наказания в виде штрафа 500 рублей, - оцененными в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с правилами ст. 26.11 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах действия Ж. (Ш.) были правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

Согласно ст. 3.1 КоАП РФ административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений, как самим правонарушителем, так и другими лицами.

В соответствии со ст. 4.1 КоАП РФ при назначении административного наказания необходимо учитывать характер совершенного административного правонарушения, личность правонарушителя, обстоятельства смягчающие административную ответственность.

Однако мировым судьей не соблюдено данное требование закона и назначено Ж. (Ш.) наказание в виде административного ареста на 3 (трое) суток без учета личности правонарушителя, ее состояния здоровья и нуждаемости в лечении, что подтверждается выпиской из амбулаторной карты Ш. (<данные изъяты>), справкой из городской клинической больницы <данные изъяты> (<данные изъяты>).

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении может быть вынесено решение об изменении постановления, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесено постановление.

На основании вышеизложенного, и поскольку административное наказание в виде ареста сроком на 3 (трое) суток по постановлению мирового судьи судебного участка N 34 Октябрьского судебного района г. Самары от 21.08.2014 г. не исполнено, имеются основания для замены ареста на иное наказание, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, в виде наложения административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее одной тысячи рублей.

При указанных обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 34 Октябрьского судебного района г. Самары от 21.08.2014 г. и решение судьи Октябрьского районного суда г. Самары от 01.09.2014 г. подлежат изменению в части назначения вида административного наказания.

 

5. Постановление Московского городского суда от 27.10.2014 N 4а-3069/14.

Административная ответственность по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ наступает за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно п. 2.3.1 Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положения положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

На основании п. 3.1 и п. 3.4 Приложения к Основным положениям эксплуатация транспортных средств запрещается в случае, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства; на световых приборах отсутствуют рассеиватели либо используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

В силу п. 3.45а ГОСТа Р 51709-2001 "Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки", утвержденного Постановлением Госстандарта России от 01 февраля 2001 года N 47-ст, газоразрядные источники света предназначены для использования только в фарах типов DC - ближнего, DR - дальнего и DCR - двухрежимного света, тогда как фары типов HC - ближнего, HR - дальнего и HCR - двухрежимного света могут применяться только с галогенными лампами накаливания.

Использование газоразрядных источников света в типах фар, предназначенных для использования с галогенными лампами, свидетельствует о несоответствии технических характеристик фар светораспределению, установленному для данного типа фар, то есть о несоответствии режима их работы требованиям конструкции транспортного средства.

Как следует из представленных материалов, 28 января 2014 года в 02 часа 10 минут в районе 245 км + 800 м автодороги Москва - Уфа водитель З. управлял автомобилем марки "***" государственный регистрационный знак ***, в передних осветительных фарах которого, имеющих маркировку HCR и предназначенных для использования с галогенными лампами накаливания, были установлены газоразрядные источники света. Указанные действия З. квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, и виновность З. в его совершении подтверждены совокупностью доказательств, допустимость и достоверность которых сомнений не вызывают, а именно: протоколом об административном правонарушении; протоколом об изъятии вещей и документов; фотоматериалом; рапортом инспектора ГИБДД С.Н.Н.; вещественными доказательствами; показаниями инспектора ГИБДД А.К.В., допрошенного в ходе рассмотрения дела мировым судьей.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях З. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что транспортное средство "Мерседес" под управлением З. находилось в исправном техническом состоянии в соответствии с Основными положениями, является несостоятельным, поскольку опровергается вышеприведенными доказательствами, в том числе сведениями, изложенными в рапорте инспектора ГИБДД С., не доверять которым основания отсутствуют.

Вопреки утверждению заявителя, мера обеспечения производства по настоящему делу в виде изъятия вещей, явившихся предметами административного правонарушения, инспектором ГИБДД применена в соответствии с требованиями ст. 27.10 КоАП РФ, в присутствии З. и понятых Д.А.В. и К.Д.Н., которые удостоверили своими подписями в протоколе изъятия вещей и документов факт изъятия в их присутствии газоразрядной лампы с блоком розжига из передней фары автомобиля "***" государственный регистрационный знак ***, не имея при этом каких-либо дополнений и замечаний. При подписании указанного процессуального документа, ознакомившись с его содержанием, сам З. не был лишен возможности выразить свое отношение к производимому процессуальному действию, однако никаких записей в этой части не сделал. Кроме того, при производстве изъятия вещей в качестве способа фиксации вещественных доказательств применялась фотосъемка. В связи с указанными обстоятельствами оснований сомневаться в том, что при рассмотрении дела мировым судьей были осмотрены предметы, изъятые из автомобиля "***" государственный регистрационный знак ***, не имеется.

Довод заявителя о не проведении по делу судебной экспертизы в целях установления несоответствия режима работы световых приборов на автомобиле требованиям Основных положений не влечет удовлетворение жалобы. В соответствии со ст. 26.4 КоАП РФ в случае, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Для установления факта использования на световых приборах ламп, не соответствующих типу данного светового прибора, не требуется специальных познаний, данное нарушение устанавливается при визуальном осмотре транспортного средства, в связи с чем основания для назначения и проведения по настоящему делу судебной экспертизы отсутствовали. При этом совокупность исследованных доказательств обоснованно признана мировым судьей и судьей районного суда достаточной для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, в отношении З.

Судья районного суда, рассмотрев жалобу на постановление мирового судьи, проверил дело в соответствии с требованиями ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Жалоба не содержит доводов, влекущих отмену или изменение обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел данные о личности З., а также характер совершенного им административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами с конфискацией предметов административного правонарушения назначено З. в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 3.7 и 4.1 КоАП РФ, в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

 

6. Постановление Верховного суда Республики Мордовия от 07.11.2014 N 4-а-144.

Часть 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения. Такое административное правонарушение влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Как следует из материалов дела, 8 января 2014 года К. управлял автомобилем ВАЗ 21103 с государственным регистрационным знаком , на передней части которого установлены дополнительные световые приборы (противотуманные фары) с газозарядными источниками света, а также блоки розжига.

Факт управления К. транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, и, соответственно, наличие в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждены достаточной совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают.

Постановление по делу об административном правонарушении вынесено уполномоченным мировым судьей в соответствии с требованиями статей 29.5 - 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на шесть месяцев с конфискацией световых приборов назначено К. в пределах санкции, установленной частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Доводы жалобы о том, что дело рассмотрено неправомочным судьей, поскольку на момент совершения правонарушения К. являлся военнослужащим, и в силу части 3 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дело подлежало рассмотрению судьей гарнизонного военного суда, отклоняются.

При подготовке дела к рассмотрению мировой судья установил, что данное дело относится к его компетенции, и назначил его к рассмотрению с соблюдением требований статей 29.1, 29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При этом в материалах дела отсутствовали сведения о том, что К. является военнослужащим и проходит службу в рядах Российской Армии с 23 июня 2013 года.

При составлении протокола об административном правонарушении К. указал, что он временно не работает, о том, что является военнослужащим не сообщил.

О месте и времени рассмотрения дела К. был извещен телефонограммой, в судебное заседание не явился, также не сообщив мировому судье о том, что он является военнослужащим.

Документы, подтверждающие его статус военнослужащего на момент совершения административного правонарушения (копия военного билета, справка отдела военного комиссариата), К. представлены только при подаче жалобы на вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении за истечением срока давности привлечения к административной ответственности, предусмотренного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, что суд расценивает как злоупотребление правом с его стороны с целью ухода от административной ответственности.

При таких обстоятельствах факт того, что на момент совершения административного правонарушения К. являлся военнослужащим, не может служить основанием для отмены вступившего в законную силу постановления по делу об административном правонарушении.

 

7. Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 11.11.2014 N 4а-961/2014 по делу N 5-113/2014-157.

Основанием для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ является управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Таким образом, диспозиция данной правовой нормы в части управления транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета, - является простой, а не бланкетной, а следовательно, при описании объективной части правонарушения не требуется указания на какой-либо другой нормативно-правовой акт. Согласно п. 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения к ПДД РФ) запрещается эксплуатация транспортных средств, на которых спереди установлены световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого.

В силу п. 2.3.1 ПДД РФ водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

При рассмотрении дела мировым судьей в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ все имеющиеся в деле доказательства были исследованы и оценены в совокупности, и был сделан обоснованный вывод о наличии события правонарушения и виновности К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Рассматривая жалобу защитника Сизова А.В., судья районного суда в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ, не связанный доводами жалобы, на основании имеющихся в деле материалов в полном объеме проверил законность и обоснованность вынесенного постановления, и пришел к правильному выводу об отсутствии оснований отмены постановления мирового судьи.

Доводы настоящей жалобы были предметом рассмотрения жалобы в районном суде, в результате чего судья мотивированно и законно признал их необоснованными.

Таким образом, при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьями определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка. Существенных нарушений процессуальных норм не допущено, наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции статьи, в связи с чем, законных оснований для отмены состоявшихся судебных решений не имеется.

 

8. Постановление Верховного суда Республики Мордовия от 28.11.2014 по делу N 4-а-154.

Часть 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения. Такое административное правонарушение влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Как следует из протокола об административном правонарушении, 11 июля 2014 года Ж. управлял автомобилем Ауди с4, государственный регистрационный знак , режим работы световых приборов которого не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а именно: в передних фарах установлены газоразрядные лампы, отсутствует устройство фароочистки и автоматический регулятор угла наклона фар.

Факт управления Ж. транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, и, соответственно, наличие в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждены достаточной совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают.

Постановление по делу об административном правонарушении вынесено уполномоченным мировым судьей в соответствии с требованиями статей 29.5 - 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на шесть месяцев с конфискацией световых приборов назначено Ж. в пределах санкции, установленной частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Доводы жалобы о том, что при производстве ареста вещей понятые отсутствовали, являются необоснованными.

Как следует из материалов дела, арест вещей, принадлежащих Ж. (блока розжига и газоразрядных ламп) проведен в присутствии двух понятых, которые удостоверили своей подписью факт совершения в их присутствии данного процессуального действия, его содержание и результаты.

Ссылка в жалобе на то, что лицо, указанное в качестве понятого в протоколе ареста вещей, по учетным данным паспортного стола в селе Лямбирь не значится, а из показаний инспектора ДПС ФИО1 следует, что личность понятых устанавливалась с их слов, об отсутствии понятых при производстве ареста вещей также не свидетельствует.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает запрета на установление личности понятых, а также адреса проживания с их слов, поскольку достоверность таких сведений подтверждается их подписями.

Кроме того, Ж., которому была вручена копия протокола об аресте вещей, каких-либо замечаний относительно отсутствия понятых не сделал.

Показания понятого ФИО2, отрицавшего факт участия при производстве ареста вещей, были оценены судьей районного суда в совокупности с иными доказательствами в соответствии со статьей 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. При этом в решении приведены мотивы, по которым судья районного суда критически отнесся к показаниям данного свидетеля.

Утверждение в жалобе о неточности сведений, занесенных в протокол судебного заседания от 6 октября 2014 года, какими-либо объективными данными не подтверждается и не может послужить основанием для отмены или изменения состоявшихся по делу судебных постановлений.

Доводы жалобы о том, что судом не исследовались арестованные вещи, отклоняются, поскольку такого ходатайства в порядке статьи 24.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Ж. не заявлял.

Утверждение в жалобе о том, что суды не обоснованно отказали в удовлетворении ходатайств о проведении почерковедческой и автотехнической экспертиз, не состоятельно.

В судебных постановлениях приведены мотивы, по которым суды пришли к выводу об отказе в удовлетворении таких ходатайств, оснований не согласиться с ними по доводам жалобы не усматривается.

То обстоятельство, что судья районного суда при вынесении определений не удалялся в совещательную комнату, не противоречит положениям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, который не содержит требований об обязательном удалении судьи в совещательную комнату для принятия определения по заявленному ходатайству.

Таким образом, доводы надзорной жалобы по существу сводятся к иной оценке доказательств и не могут послужить поводом к отмене или изменению судебных постановлений.

Существенных нарушений процессуальных требований закона, которые не позволили бы всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, не допущено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения судебных постановлений не имеется.

 

9. Постановление Верховного суда Республики Мордовия от 21.11.2014 по делу N 4-а-169.

Как следует из представленных судебных постановлений, основанием для возбуждения в отношении К. дела об административном правонарушении послужило то, что 23 августа 2014 года К. управлял автомобилем ВАЗ 21074 р/з государственный регистрационный знак , будучи лишенным права управления транспортными средствами.

По данному факту 11 сентября 2014 года в отношении К. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Разрешая дело, мировой судья установил, что постановлением мирового судьи судебного участка Атяшевского района Республики Мордовия от 27 января 2014 года, вступившим в законную силу 11 февраля 2014 года, К. лишен права управления транспортными средствами на шесть месяцев за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

17 февраля 2014 года инспектор ММО МВД России "Ардатовский" получил копию данного постановления, указав, что водительское удостоверение изъято.

Прекращая производство по делу, мировой судья исходил из того, что К. был задержан по истечении шести месяцев лишения его права управления транспортными средствами, при этом в момент задержания водительское удостоверение находилось при нем.

В связи с этим мировой судья пришел к выводу об отсутствии в действиях К. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Проверяя постановление по делу об административном правонарушении по жалобе инспектора, составившего протокол об административном правонарушении, судья районного суда принял во внимание приложенную к жалобе справку, выданную начальником ОГИБДД ММО "Ардатовский" 17 сентября 2014 года, из которой следует, что водительское удостоверение К. сдано не было.

Кроме того, согласно имеющейся в материалах дела выписке из базы данных ИС "Административная практика и фотофиксация" водительское удостоверение К. не было изъято, срок лишения специального права прерван. Однако мировым судьей не дано оценки указанному обстоятельству.

Судья районного суда указал также на то, что материалы административно дела, представленные защитником К., в том числе справка инспектора ММО МВД России "Ардатовский", подтверждающая, что водительское удостоверение было сдано К., не заверены надлежащим образом.

При таких обстоятельствах судья районного суда пришел к обоснованному выводу о нарушении мировым судьей требований статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела.

Тем самым мировым судьей было допущено существенное нарушение процессуальных требований, которое в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является основанием для отмены постановления по делу об административном правонарушении и возвращении дела на новое рассмотрение мировому судье.

Таким образом, судья районного суда пришел к правильному выводу об отмене постановления по делу об административном правонарушении и возвращении дела на новое рассмотрение.

Доводы жалобы о том, что выписка из базы данных ИС "Административная практика и фотофиксация" не могла быть учтена и оценена мировым судьей, поскольку не имеет юридической силы, отклоняются.

Согласно статье 26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Следовательно, имеющаяся в материалах дела выписка из базы данных ИС "Административная практика и фотофиксация" являлась доказательством по делу, которое мировой судья, в силу статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, должен был оценить по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Ссылка в жалобе на то, что справки, выданной начальником ОГИБДД ММО "Ардатовский" 17 сентября 2014 года, на момент рассмотрения дела мировым судьей в материалах дела не имелось, о необоснованности выводов судьи районного суда не свидетельствует.

Данная справка была приложена к жалобе инспектора, составившего протокол об административном правонарушении, и принята судьей районного суда в качестве нового доказательства по делу, что не противоречит закону.

Утверждение в жалобе о том, что, вопреки выводу судьи районного суда, материалы административно дела, представленные защитником К., были заверены надлежащим образом, также не может повлечь отмену вынесенного решения.

Данному обстоятельству будет дана оценка при новом рассмотрении дела мировым судьей.

Существенных нарушений процессуальных требований закона, которые не позволили бы всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, не допущено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения судебных постановлений не имеется.

 

10. Постановление Курганского областного суда от 11.11.2014 N 4А-283/2014.

Основанием для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, является управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 указанной статьи, заключается в нарушении требований п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090), на передней части которого установлены световые приборы, режим которых не соответствует конструкции транспортного средства.

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В силу п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов.

Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Как следует из материалов дела, Б. 28 марта 2014 г. в 00 час. 30 мин. в <адрес> управляла транспортным средством Тойота Авенсис, государственный регистрационный знак N, в противотуманных фарах которого типа "В" установлены газоразрядные ксеноновые лампы режим работы и цвет которых не соответствует конструкции светового прибора.

Деяние, совершенное Б., выразившееся в управлении ею транспортным средством с установленными на нем световыми приборами, цвет огней и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Вопреки доводам надзорной жалобы, необходимости в специальных познаниях и, следовательно, в назначении экспертизы, равно как и в применении специального технического средства для выявления совершенного Б. административного правонарушения не имелось. Установление должностным лицом ГИБДД факта наличия на передней части автомобиля световых приборов методом непосредственной визуализации являлось достаточным для составления в отношении Б. протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, в силу п. п. 4.3.1, 5.3.1 Государственного стандарта Российской Федерации ГОСТ Р 51709-2001 "Автотранспортные средства, требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки".

Кроме того, данные обстоятельства подтвердил, допрошенный в судебном заседании, эксперт П., которому были предъявлены фото и видеозапись с места административного правонарушения, и который пояснил, что в автомобиле в противотуманных фарах установлены газоразрядные лампы - ксенон, где вместо нити накаливания установлен электрод, в данных фарах должны быть установлены лампы с нитью накаливания - галогеновые.

Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Вывод судей о наличии в действиях Б. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтверждается совокупностью исследованных доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают.

Все доказательства, собранные по данному административному делу получили оценку, как по отдельности, так и в совокупности друг с другом в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что квалифицировать правонарушение по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ можно только когда на автомобиле одновременно не совпадает как цвет огней, так и режим работы световых приборов требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, является несостоятельным, поскольку основан на ошибочном толковании норм права.

Из положений ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, которые следует рассматривать в единстве с положениями п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а также раздела 3 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств следует, что в указанной части идет перечисление неисправностей, при наличии любого из которых запрещается эксплуатация транспортных средств, а не указание на совокупность данных неисправностей.

Таким образом, при производстве по делу юридически значимые обстоятельства судьями определены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка. Существенных нарушений процессуальных норм не допущено, наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции статьи, в связи с чем, законных оснований для отмены состоявшихся судебных решений не имеется.

Постановление о привлечении Б. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ вынесено мировым судьей в пределах срока давности привлечений к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Каких либо нарушений, влекущих отмену или изменение состоявшихся судебных постановлений, не усматривается.

 

11. Постановление Рязанского областного суда от 27.11.2014 N 4а-188/14.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеются в виду подпункт 2.3.1 Правил дорожного движения РФ и подпункт 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

Из материалов дела следует, что 04 июля 2014 года в 00 часов 30 мин. на <адрес>, С., управлял автомашиной <данные изъяты> с государственным регистрационным знаком <данные изъяты>. на котором установлены световые приборы цвет огней и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а именно в передних фарах, предназначенных для использования галогенных ламп установлены газоразрядные источники света "Ксенон", чем нарушил п. п. 2.3.1, п. п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения).

Факт совершения С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтверждается письменными доказательствами, имеющимися в материалах дела, которые были оценены мировым судьей в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Постановление по делу вынесено мировым судьей, к подсудности которого отнесено данное дело, в установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности.

Административное наказание С. назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ.

В ходе рассмотрения данного дела, мировым судьей, в соответствии с требованиями ст. ст. 24.1, 26.1 КоАП РФ, были всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснены обстоятельства данного дела, установлены наличие события административного правонарушения, лицо, управлявшее транспортным средством, на котором установлены световые приборы цвет огней и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, виновность указанного лица в совершении административного правонарушения, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и обоснованно признал данное постановление законным.

Доводы жалобы об отсутствии в материалах дела рапорта инспектора ДПС, об отказе судьи районного суда в вызове указанного лица, не состоятельны, поскольку в материалах дела имеется достаточно доказательств вины С., в том числе, подробные показания, допрошенного в судебном заседании 12 августа 2014 года инспектора ДПС ГИБДД МОМВД России "<данные изъяты>" Ф.А.С. Представленные материалы свидетельствуют о том, что при рассмотрении настоящего дела и жалобы мировой судья и судья районного суда исследовали все имеющиеся по делу доказательства, проверили их достоверность и допустимость. Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях С. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Остальные доводы жалобы были предметом проверки судей нижестоящих судов и обоснованно отвергнуты по основаниям, приведенным в соответствующих судебных постановлениях. Доказательств, опровергающих выводы суда первой и второй инстанций, в жалобе не представлено.

При производстве по данному делу принципы презумпции невиновности и объективности, а также иные процессуальные требования, предусмотренные КоАП РФ, судами не нарушены, в связи с чем, оснований для пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений не имеется.

 

12. Постановление заместителя председателя Свердловского областного суда от 20.11.2014 N 4-А-976/2014.

Водитель обязан в соответствии с требованиями п. 2.3.1. Правил дорожного движения перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения. Согласно п. 11 Основных положений, запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств. Пунктом 3.1 Перечня запрещена эксплуатация транспортных средств, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствует требованиям конструкции транспортного средства.

Кроме того, п. 3.4 Перечня запрещена эксплуатация транспортных средств с использованием в световых приборах ламп, не соответствующих типу данного светового прибора.

Разработка и производство фар транспортных средств осуществляется под конкретный источник света, предназначенный к использованию в фарах транспортных средств, в соответствии с требованиями Правил дорожного движения. При этом замена категории используемого источника света категорически запрещена.

Вывод мирового судьи об управлении О. автомобилем ВАЗ-21150 в нарушение требований вышеуказанного Перечня основан на исследованных им доказательствах, в том числе: рапорте инспектора ГИБДД (л. д. 7), протоколе изъятия вещей и документов (л. д. 4), из которых усматривается, что в передние фары типа HCR, предназначенные для использования галогенных ламп накаливания, были установлены газоразрядные лампы.

Данное нарушение обоснованно зафиксировано в протоколе об административном правонарушении (л. д. 3), составленном в соответствии с требованиями ст. 28.2 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации. При составлении протокола О. пояснял, что эти лампы были установлены до покупки им автомобиля, о том, что они газоразрядные, а не галогенные он не знал.

Всесторонне и полно исследовав доказательства по делу, оценив их в совокупности, мировой судья обоснованно пришел к выводу о виновности О. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Наказание ему назначено справедливое, с учетом характера совершенного правонарушения, степени его общественной опасности, данных о личности, в пределах, установленных санкцией указанной статьи.

Законность и обоснованность постановления о назначении О. административного наказания в полном объеме проверены судьей районного суда с соблюдением требований ст. 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а в вынесенном им решении получили оценку доводы, аналогичные указанным в жалобе.

Сам по себе факт невыявления нарушений при проведении государственного технического осмотра автомобиля не свидетельствует об отсутствии состава правонарушения, подтвержденного совокупностью доказательств.

Использование специальных технических средств и оборудования для выявления правонарушения не требовалось, поскольку использование световых лам, отличных от оригинала, является очевидным и определяется визуально.

Таким образом, существенных нарушений процессуальных требований законодательства об административных правонарушениях при производстве по делу допущено не было.

 

13. Постановление Верховного суда Республики Коми от 17.11.2014 N 4а-481/2014.

В соответствии с частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Здесь и далее по тексту, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, являющегося приложением к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Пунктом 3.1 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, предусмотрено, что количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

Из материалов истребованного дела об административном правонарушении следует, что "ДАТА" Т.М. управлял принадлежащей Т.Н. автомашиной "МАРКА", государственный регистрационный знак "НОМЕР", на передней части которого были установлены газоразрядные лампы (ксенон), не предусмотренные конструкцией данного транспортного средства, то есть световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствует требованиям пункта 3.1 Основных положений.

Фактические обстоятельства дела подтверждаются собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении, протоколом о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства, протоколом об аресте вещей, рапортом должностного лица, фотоснимками, а также письменными объяснениями Т.М. от "ДАТА", согласно которым он подтверждает, что на управляемой им автомашине установлены газоразрядные лампы (ксенон).

Таким образом, действия Т.М. образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При рассмотрении дела об административном правонарушении установлены все юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения.

Выводы о виновности Т.М. были сделаны на основании всестороннего, полного и объективного исследования собранных по делу доказательств, которые были оценены мировым судьей в совокупности на предмет достоверности, достаточности и допустимости в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Доводы надзорной жалобы об отсутствии в действиях Т.М. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, опровергаются установленными по настоящему делу обстоятельствами.

Утверждение заявителя о том, что протокол об аресте вещей является недопустимым доказательством, поскольку понятым не демонстрировались, изымаемы ламы, не исключает наличие в действиях Т.М. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

По смыслу статьи 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 года, лицо само определяет объем своих прав и реализует их по своему усмотрению.

Реализуя по своему усмотрению процессуальные права, Т.М. в силу личного волеизъявления отказался от подписания протокола об административном правонарушении и письменного объяснения, о чем в процессуальных документах сделаны соответствующие записи.

При таких обстоятельствах доводы жалобы о допущенных, по мнению Т.М., сотрудниками ГИБДД нарушениях не свидетельствуют о незаконности или необоснованности обжалуемых судебных постановлений, поскольку указанные в жалобе в качестве таких нарушений обстоятельства не влияют на законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений. Факт управления Т.М. автомашиной, световые приборы которого не соответствует требованиям пункта 3.1 Основных положений, нашли свое подтверждение.

Постановление о привлечении Т.М. к административной ответственности вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Назначение Т.М. административного наказания согласуется с положениями статьи 3.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену состоявшихся по делу судебных постановлений, в ходе производства по данному делу допущено не было.

При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные постановления сомнений в своей законности не вызывают, оснований для их отмены или изменения не усматривается.

 

14. Постановление Волгоградского областного суда от 05.11.2014 по делу N 7а-1001/14.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Вопреки доводам надзорной жалобы, административная ответственность по ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ возможна лишь в случаях, исключающих неисправности и условия, указанные в частях 2 - 7 данной статьи Кодекса.

Мировой судья и судья апелляционной инстанции в оспариваемых судебных актах обоснованно сослались на нормативные акты, согласно которым количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов должны соответствовать техническим требованиям конструкции транспортного средства.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 12 мая 2014 года в 12 часов 30 минут А.Х.И. управлял возле <адрес> автомобилем марки "<.......>" с государственным регистрационным знаком <.......>. При этом на передней части транспортного средства были установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Фактические обстоятельства дела подтверждаются собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей и правонарушителя, подробно изложенными в обжалуемых судебных актах и не оспариваемых.

Какой-либо необходимости в проведении специального экспертного исследования у мирового судьи и судьи апелляционной инстанции не возникло, а ходатайство об этом А.Х.И. обоснованно отклонено и изложением убедительных мотивов.

Таким образом, действия А.Х.И. образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Суд надзорной инстанции не может не согласиться с тем, что при рассмотрении дела об административном правонарушении установлены все юридически значимые обстоятельства совершения А.Х.И. административного правонарушения.

Выводы о его виновности сделаны на основании всестороннего, полного и объективного исследования собранных по делу доказательств, которые оценены мировым судьей в совокупности на предмет достоверности, достаточности и допустимости в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Подтверждено это обстоятельство и судом апелляционной инстанции.

Доводы надзорной жалобы об отсутствии в действиях А.Х.И. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ опровергаются установленными по настоящему делу обстоятельствами.

Постановление о привлечении А.Х.И. к административной ответственности вынесено с соблюдением срока давности, установленного ч. 1 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Назначение А.Х.И. административного наказания согласуется с положениями ст. 3.7 КоАП РФ, не противоречит санкции инкриминируемого деяния и является справедливым.

Существенных нарушений норм материального и процессуального права, безусловно влекущих отмену или изменение состоявшихся по делу судебных актов, в ходе производства по данному административному делу допущено не было.

Оснований не согласиться с тем, что принцип презумпции невиновности в административном судопроизводстве не соблюден. Вместе с тем, согласно примечанию к ст. 1.5 КоАП РФ о презумпции невиновности, А.Х.И., привлеченный к административной ответственности за предусмотренное главой 12 Кодекса правонарушение, не освобождается об обязанности доказать свою невиновность. Таких доказательств, которые исключали бы административную ответственность А.Х.И., им не представлено.

 

15. Обзор судебной практики Челябинского областного суда от 26.11.2014.

1. К обстоятельствам, подлежащим обязательному выяснению по делу об административном правонарушении, отнесены виновность лица в совершении правонарушения и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает административную ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 указанной статьи, заключается в нарушении требований п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденным Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090), на передней части которого установлены световые приборы, режим которых не соответствует конструкции транспортного средства.

Согласно п. 1.3.14.6 Приложения 5 Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 10.09.2009 N 720, фары ближнего света, источник света которых представляет собой газоразрядную лампу, должны быть оснащены устройством фароочистки и работоспособным автоматическим корректирующим устройством регулировки угла наклона.

При рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, необходимо выяснять соответствие световых приборов, установленных на передней части автомобиля, требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, возможность установки данных световых приборов с учетом конструктивных особенностей транспортного средства, возможность эксплуатации транспортного средства с такими световыми приборами.

Доказательствами, подтверждающими факт управления транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений, могут, в частности, являться показания свидетелей и (или) лица, непосредственно управлявшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения, техническая документация на данное транспортное средство и световые приборы, показания специалиста, заключение эксперта (при необходимости). Указанные, а также иные доказательства не имеют заранее установленной силы и при осуществлении производства по делу должны быть исследованы и оценены по правилам, установленным ст. 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в совокупности.

 

16. Постановление Верховного суда Республики Калмыкия от 26.12.2014 N 4А-107/2014.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 года N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (согласно приложению).

На основании п. 3.1 и п. 3.4 Приложения к Основным положениям эксплуатация транспортных средств запрещается в случае, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства; на световых приборах отсутствуют рассеиватели либо используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

В силу п. 3.45а ГОСТа Р 51709-2001 "Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки", утвержденного Постановлением Госстандарта России от 01 февраля 2001 года N 47-ст, газоразрядные источники света предназначены для использования только в фарах типов DC - ближнего, DR - дальнего и DCR - двухрежимного света, тогда как фары типов HC - ближнего, HR - дальнего и HCR - двухрежимного света могут применяться только с галогенными лампами накаливания.

Использование газоразрядных источников света в типах фар, предназначенных для использования с галогенными лампами, свидетельствует о несоответствии технических характеристик фар светораспределению, установленному для данного типа фар, то есть о несоответствии режима их работы требованиям конструкции транспортного средства.

Как следует из представленных материалов, 20 августа 2014 года в * часов * минут В., двигаясь в районе дома N * по ул. * г. *, управлял автомашиной ВАЗ-21113 с государственным регистрационным знаком ***, на передней части которого установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Эти обстоятельства подтверждены собранными по делу доказательствами: протоколом *** об административном правонарушении от 20 августа 2014 года, протоколом *** о запрещении эксплуатации транспортного средства от 20 августа 2014 года, протоколом *** изъятия вещей и документов от 20 августа 2014 года, рапортом инспектора ОГИБДД отдела МВД России по г. Анапа М.М. В-о, объяснением В., объяснением понятого К., заключением эксперта по материалу административного производства N *** от 9 сентября 2014 года.

Согласно вышеуказанному заключению эксперта, представленная на исследование лампа относится к категории D1R - лампы с газоразрядным источником оптического излучения, при этом фары официально утвержденного типа HCR (Правила ЕЭК ООН N 112, ГОСТ Р 41.112-2005) не предназначены для использования с исследуемой лампой. Кроме того, из исследовательской части заключения эксперта усматривается, что представленная на экспертизу лампа является нештатным устройством, поскольку при проверке ее соответствия требованиям ГОСТ Р 41.99-99 (Правила ЕЭК ООН N 99) "Единообразные предписания, касающиеся официального утверждения газоразрядных источников света для использования в официально утвержденных газоразрядных оптических элементах механических транспортных средств", ГОСТ 2023.1-88 "Лампы для дорожных транспортных средств, требования к размерам, электрическим и световым параметрам" установлено отсутствие на газоразрядном источнике оптического излучения (ксеноновой лампе) торговой марки, номинальной мощности, международного обозначения категории, знака официального утверждения, даты выпуска, что не соответствует требованиям п. 2.3 ГОСТ Р 41.99-99, пп. 3.2.1, 3.2.2, 3.2.3, 3.2.5, 3.2.6 п. 3.2 ГОСТ 2023.1-88, то есть указанные газоразрядные лампы не соответствуют как требованиям ГОСТ, предъявляемым к лампам для дорожных транспортных средств, так и положениям предписаний, касающихся официального утверждения газоразрядных источников света для использования в официально утвержденных газоразрядных оптических элементах механических транспортных средств (ГОСТ Р 41.99-99 (Правила ЕЭК ООН N 99)).

При составлении протокола об административном правонарушении В. не оспаривал, что на передней части автомобиля ВАЗ-21113, которым он управлял, установлены газоразрядные лампы.

Таким образом, судом верно определено, что используемые в автомашине В. газоразрядные лампы являются нештатным устройством и не предназначены для установки в фары официально утвержденного типа HCR.

В этой связи доводы жалобы об отсутствии в заключении эксперта оценки цвета огней изъятых ламп, так же как и ссылка на п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, допускающий возможность установки на транспортных средствах, снятых с производства, внешних световых приборов от транспортных средств других марок и моделей, - не имеют правового значения для квалификации действий В. по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Суды первой и второй инстанции, исследуя материалы дела, пришли к обоснованному выводу, что собранные по делу доказательства получены в соответствии с процессуальными требованиями, являются относимыми, допустимыми и достаточными для вывода о виновности В. в совершенном им административном правонарушении.

Квалификация действий по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ правильная.

Наказание В. судом назначено с учетом характера совершенного правонарушения, степени его общественной опасности, данных о личности, всех обстоятельств дела, в пределах, установленных санкцией ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ отмена постановления и прекращение производства по делу предусмотрены при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 КоАП РФ, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых вынесено указанное постановление. Таких обстоятельств при рассмотрении дела не установлено.

Нарушений процессуальных норм при рассмотрении дела об административном правонарушении не допущено.

При таких обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные постановления сомнений в своей законности не вызывают, являются правильными и оснований для их отмены или изменения не усматривается.

 

17. Постановление Томского областного суда от 08.12.2014 N 4а-480/2014.

В соответствии с частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090, запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В соответствии с требованием пунктов 3.6, 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения) запрещается эксплуатация транспортного средства на передней части которого установлены световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого, а равно если количество, тип, цвет, расположение и режим работы которых не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

Из материалов дела следует и установлено судьей, что 29.05.2014 в 11:00 часов на /__/ Б. в нарушение п. 2.3.1 Правил дорожного движения РФ, пп. 3.1, 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, управлял транспортным средством "/__/", государственный регистрационный знак /__/, на передней части которого были установлены приборы, цвет и режим которых не соответствовали требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, а именно установлены газоразрядные источники света, отсутствует маркировка официально утвержденного типа.

Факт совершения Б. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтверждается собранными по делу доказательствами, в том числе: протоколом об административном правонарушении, в котором Б. указал, что обязуется устранить нарушение (л.д. 3), протоколом о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства (л.д. 6), протоколом изъятия вещей и документов (л.д. 5), рапортами инспекторов ДПС, согласно которым 29.05.2014 остановлен автомобиль под управлением Б., в ходе проверки выявлен факт установки на передней части транспортного средства газоразрядных источников света (ксенон) и отсутствие маркировки официально утвержденного типа (л.д. 8-9), фотографией передней части автомобиля (л.д. 7).

Таким образом, действия Б. образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

При рассмотрении дела об административном правонарушении установлены все юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения.

Согласно разъяснениям Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД РФ от 20.02.2010 "Об использовании "ксеноновых" фар" на автотранспортные средства устанавливаются фары (источники света) официально утвержденных типов.

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов. Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

В соответствии с п. 82 Административного регламента МВД РФ исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного Приказом МВД России от 02.03.2009 N 185, основаниями для проверки технического состояния транспортного средства являются установленные визуально признаки административных правонарушений, предусмотренных ст. 8.23, 12.5 КоАП РФ. Учитывая специфику и характерный яркий (ослепляющий) излучаемый свет фарами, в которых установлены газоразрядные источники света, правонарушение выявляется визуально, требований о проведении измерений спецприборами источников света законодательством не предусмотрено.

Вопреки доводам жалобы об отсутствии акта специалиста, необходимости в специальных познаниях и, следовательно, в назначении экспертизы, равно как и в применении специального технического средства для выявления совершенного Б. административного правонарушения не имелось. Установление должностным лицом ГИБДД факта наличия на передней части автомобиля газоразрядных источников света без маркировки официально утвержденного типа методом непосредственной визуализации являлось достаточным для составления в отношении Б. протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Изъятие предметов правонарушения произведено в соответствии с требованиями ст. 27.10 КоАП РФ в присутствии двух понятых, что подтверждено их подписями в протоколе. При подписании указанного процессуального документа, ознакомившись с его содержанием, сам Б. не был лишен возможности выразить свое отношение к производимому процессуальному действию, однако никаких записей в этой части не сделал. В связи с чем основания подвергать сомнению факт присутствия понятых при изъятии газоразрядных ламп отсутствуют, довод жалобы в этой части несостоятелен.

Вопреки доводам жалобы, оснований сомневаться в том, что изъятые газоразрядные лампы в дело представлены, судьей исследовались, не имеется, поскольку согласно имеющемуся в материалах дела сопроводительному листу в службу судебных приставов для исполнения постановления в части конфискации направлены, в том числе, газоразрядные лампы (л.д. 16).

Довод жалобы о том, что протокол об административном правонарушении не является достаточным доказательством для привлечения Б. к административной ответственности, не может быть принят во внимание, поскольку к выводу о наличии в действиях Б. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, мировой судья пришел на основании всестороннего, полного и объективного исследования совокупности собранных по делу доказательств, приведенных выше. Названные доказательства мировой судья оценил в совокупности на предмет достоверности, достаточности и допустимости в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, и обоснованно посчитал достаточными для установления вины Б. в совершении данного правонарушения.

При этом в ходе рассмотрения дела ходатайств о вызове и допросе инспекторов ДПС в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ, Б. не заявлял, необходимость вызова и допроса указанных лиц по инициативе мирового судьи отсутствовала.

Доводы жалобы о том, что прежний собственник автомобиля не говорил об установке газоразрядных ламп, Б. прошел техническое обслуживание без замечаний, не влияют на вывод о виновности Б., поскольку в соответствии с п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Таким образом, доводы жалобы защитника Кузнецова Н.П., направленные на иную оценку исследованных в ходе судебного разбирательства и оцененных с соблюдением требований КоАП РФ доказательств, не опровергают наличие в действиях Б. объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, и не ставят под сомнение законность и обоснованность судебного решения.

Из материалов дела не усматривается наличие каких-либо противоречий или неустранимых сомнений, влияющих на правильность вывода мирового судьи о доказанности вины Б. в совершении описанного выше административного правонарушения.

Постановление о назначении Б. административного наказания вынесено мировым судьей с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ для данной категории дел.

Существенных нарушений норм материального и процессуального закона при рассмотрении дела об административном правонарушении не допущено.

Санкцией ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ предусмотрено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией приборов и приспособлений.

Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на шесть месяцев с конфискацией газоразрядных ламп назначено Б. в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3.7, 3.8 и 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, на месте совершения административного правонарушения изъяты газоразрядные лампы (2 шт.) и блоки розжига (2 шт.); для исполнения постановления об административном правонарушении в части конфискации в службу судебных приставов направлены предметы административного правонарушения, копия протокола изъятия вещей и документов.

С учетом изложенного, принимая во внимание положения п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, постановление мирового судьи судебного участка N 4 Кировского судебного района г. Томска, и.о. мирового судьи судебного участка N 5 Кировского судебного района г. Томска, от 09.06.2014 подлежит изменению путем дополнения резолютивной части указанием на конфискацию блоков розжига в соответствии с протоколом изъятия вещей и документов, что не ухудшает положение лица, привлекаемого к административной ответственности.

 

18. Постановление Алтайского краевого суда от 30.12.2014 по делу N 4а-1071/2014.

В соответствии с п. 3.6 Перечня запрещается эксплуатация транспортного средства, если на нем установлены: спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

Согласно п. 11 Основных положений запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции, действовавшей на момент совершения правонарушения) управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Как следует из материалов дела, В. 28 августа 2014 года в 22 часа 30 минут управлял вышеуказанным автомобилем, двигался от <адрес> в направлении <адрес> в <адрес> Алтайского края с установленными на передней части транспортного средства противотуманными фарами с огнями синего цвета, то есть со световыми приборами, цвет которых не соответствовал требованиям Основных положений.

Данное обстоятельство подтверждается собранными по делу об административном правонарушении доказательствами: протоколом об административном правонарушении <адрес>, в соответствии с которым В. не оспаривал нахождение на передней части автомобиля световых приборов с огнями синего цвета (л.д. 3), протоколом о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства <адрес> (л.д. 4), оцененными мировым судьей по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В связи с этим вывод мирового судьи о наличии в действиях В. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является правильным.

Довод жалобы о том, что при рассмотрении дела судьями не установлены тип, маркировка, исправность, предназначение, классификация световых приборов, не является основанием для освобождения от административной ответственности, так как при доказанности несоответствия цвета световых приборов требованиям Основных положений данное обстоятельство на квалификацию содеянного не влияет.

Ссылка заявителя на то, что световые приборы изъяты в отсутствие понятых и не на месте остановки транспортного средства, не принимается во внимание, так как указанные нарушения получили оценку в решении судьи районного суда.

Утверждения в жалобе о том, что сотрудниками полиции не представлена видеозапись нарушения; судьями не исследовались световые приборы, также подлежат отклонению, поскольку В. не заявлял в порядке ч. 2 ст. 24.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ходатайства об исследовании видеозаписи и световых приборов, а кроме того, материалы дела содержат достаточную совокупность доказательств, подтверждающих виновность заявителя в совершении вмененного правонарушения.

Указание в жалобе на то, что по делу имеются неустранимые сомнения, которые в силу ст. 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должны быть истолкованы в пользу В., не соответствует действительности, каких-либо неустранимых сомнений по делу не усматривается. Принцип презумпции невиновности не нарушен.

Довод жалобы об отсутствии в решении судьи сведений о сроке и порядке обжалования не может служить основанием для его отмены, так как эти обстоятельства не явились препятствием для обжалования решения судьи в установленном законом порядке.

Законность и обоснованность постановления мирового судьи проверены судьей районного суда в полном объеме в соответствии с положениями ч. 3 ст. 30.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и с учетом доводов жалобы заявителя.

При производстве по настоящему делу нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь отмену или изменение обжалуемых по делу судебных постановлений, судьями не допущено.

 

19. Решение Московского городского суда от 22.12.2014 по делу N 7-9872.

03 ноября 2014 г. инспектором ОБ ДПС УВД Зеленоградского АО г. Москвы ст. лейтенантом полиции Ф. в отношении К.М. был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, дело передано на рассмотрение в Зеленоградский районный суд г. Москвы, судьей которого вынесено указанное выше постановление.

В жалобе, поданной К.М. в Московский городской суд, ставится вопрос об отмене вышеназванного судебного постановления и прекращении производства по делу.

Проверив материалы дела, доводы жалобы, выслушав К.М. и его защитника Захаряна А.Г., суд не находит оснований для отмены постановления судьи.

Административная ответственность по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ предусмотрена за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей.

Милиция в соответствии с поставленными перед ней задачами обязана пресекать административные правонарушения (пункт 1 статьи 10 Закона Российской Федерации N 1026-1 от 18 апреля 1991 г. "О милиции").

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 указанного Закона милиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляется право требовать от граждан прекращения административного правонарушения.

Согласно части 1 статьи 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются, в частности, следующие права: составлять протоколы об административных правонарушениях, собирать доказательства, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применять иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях.

Статьями 27.9 и 27.10 КоАП РФ предусмотрены такие меры обеспечения производства по административному делу как досмотр транспортного средства и изъятие вещей и документов.

Как следует из материалов дела об административном правонарушении и установлено судьей, 03 ноября 2014 года в 11 часов 50 минут водитель К.М., управляя транспортным средством - автомобилем "***", имеющим государственный регистрационный знак *** RUS, с установленными на нем световыми приборами, режим работы которых не соответствует требованиям ПДД РФ, следуя у *** г. Зеленограда г. Москвы, не выполнил законное требование сотрудника полиции - инспектора ОБ ДПС ГИБДД УВД по Зеленоградскому АО ГУ МВД России по г. Москве Ф. в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также воспрепятствовал исполнению им служебных обязанностей, а именно водитель К.М. воспрепятствовал проведению досмотра вышеуказанного транспортного средства, отказываясь открыть капот транспортного средства, невзирая на высказанное законное требование сотрудника полиции.

Факт совершения административного правонарушения и виновность К.М. подтверждены совокупностью доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают, а именно:

- протоколом об административном правонарушении ***, составленным в отношении водителя К.М., по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ. (л.д. 1).

- рапортом (л.д. 2) и показаниями свидетеля Ф., являющегося инспектором ОБ ДПС ГИБДД УВД по Зеленоградскому АО ГУ МВД России по г. Москве, данными им при рассмотрении дела в суде, о том, что 03 ноября 2014 года примерно в 11 часов 50 минут, когда он находился на службе в составе экипажа ДПС, им, у *** г. Зеленограда, был остановлен автомобиль "***", имеющий государственный регистрационный знак ***RUS, под правлением водителя К.М., за нарушение ПДД РФ, а именно, в передних фарах данного автомобиля были установлены газоразрядные лампы, что не соответствует конструкции данного транспортного средства. Он сообщил водителю К.М. о том, что им нарушены требования ПДД РФ, и для осуществления административных процедур необходимо открыть капот автомобиля и осмотреть автомобиль с участием понятых, но водитель К.М. категорически отказался открывать капот, а в последующем при открытии капота, препятствовал конфискации установленных приборов, пытаясь вырвать из рук изъятые предметы и захлопнуть капот.

- рапортом (л.д. 14) и показаниями свидетеля К.А., являющегося инспектором ОБ ДПС ГИБДД УВД по Зеленоградскому АО ГУ МВД России по г. Москве, данными им при рассмотрении дела в суде, по существу аналогичными показаниям свидетеля Ф., который дополнил, что действительно обучался с К.М. в одной школе, но никакой неприязни к последнему не испытывает. Кроме того, на момент остановки автомобиля под управлением К.М. инспектором Ф., он находился в патрульном автомобиле.

- копиями протокола *** и протокола *** об изъятии вещей и документов, составленными в отношении водителя К.М., за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КРФоАП. (л.д. 11 - 12).

Судом дана оценка всем представленным доказательствам в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, в том числе объяснениям свидетеля Ф.

Не согласиться с данной оценкой и у суда второй инстанции оснований не имеется.

Довод о том, что инспектор Ф. не может быть свидетелем е основан на нормах действующего законодательства.

Данные объяснения соответствуют положениям ст. 26.3 КоАП РФ.

Оснований не доверять показаниям указанного свидетеля у суда не имелось, поскольку они последовательны подтверждаются материалами дела.

Законность требования сотрудников полиции в судебном порядке проверена и сомнений не вызывает.

Как пояснил К.М. в судебном заседании постановление о привлечении его к ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ в настоящее время вступило в законную силу.

Таким образом, действия К.М. образуют объективную сторону состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

Судьей районного суда в соответствии с требованиями ст. 24.1 КоАП РФ были всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснены все обстоятельства дела, подлежащие доказыванию. Вывод о наличии в действиях К.М. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, которые получили надлежащую оценку в судебном постановлении.

Каких-либо противоречий или неустранимых сомнений, влияющих на правильность вывода судьи районного суда о доказанности вины К.М. в совершении описанного выше административного правонарушения материалы дела не содержат.

Административное наказание назначено К.М. в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.9 и ст. 4.1 КоАП РФ, в пределах санкции ст. 19.3 ч. 1 КоАП РФ, с учетом личности виновной, характера совершенного административного правонарушения, а также смягчающих и отягчающих вину обстоятельств.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены.

 

Ознакомиться с анализом судебной практики по годам: 2006-200920101 полугодие 20112 полугодие 201120121 кв. 20132 кв. 20133 кв. 20134 кв. 20131 кв. 20142 кв. 20143 кв. 20144 кв. 20141 кв. 20152 кв. 2015.

 

Дополнительный материал по теме:

Что делать, если Вас остановили за использование ксеноновых ламп на автомобиле.

Случаи незаконного привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые могут помочь избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые не помогут избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.