Автовладельцам

Ситуация:

Анализ судебной практики за 4 квартал 2013 года. Административная ответственность за управление автомобилем с ксеноновыми фарами (ст. 12.5 ч. 3 КоАП РФ).

Решение:

1. Постановление Забайкальского краевого суда от 16.10.2013 по делу N 7-339-2013.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Как видно из материалов дела, в отношении Б. инспектором ДПС СБДПС ГИБДД ОР УМВД РФ по Забайкальскому краю Ф. 30 мая 2013 года составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, по факту управления транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, цвет огней которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Мировой судья и судья районного суда, рассмотрев данное дело об административном правонарушении, пришли к выводу о наличии в действиях Б. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Однако с данным выводом согласиться нельзя.

Согласно ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

Статья 26.1 КоАП РФ предусматривает, что по делу об административном правонарушении выяснению подлежит, в том числе, виновность лица в совершении административного правонарушения. Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, заключается в нарушении требования п. 3.6 Приложения к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, запрещающего эксплуатацию транспортного средства, на передней части которого установлены световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

В соответствии с ГОСТ 16703-79 (действовавшим на момент события административного правонарушения) световым прибором является устройство, содержащее одну или несколько ламп и светотехническую арматуру.

Из материалов дела видно, что Б. управлял транспортным средством, на передней части которого имеются три встроенных в кабину фонаря с рассеивателями зеленого цвета. Однако из объяснений Б. (л.д. 13) и показаний инспектора ДПС Ф. (л.д. 19), составившего протокол об административном правонарушении, следует, что в данных устройствах отсутствовали лампы.

Указанное обстоятельство не позволяет сделать вывод о том, что Б. эксплуатировал транспортное средство, на передней части которого были установлены световые приборы, цвет и режим которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации.

При этом в деле отсутствуют доказательства того, что рассеиватели зеленого цвета являются световозвращающими приспособлениями.

При таких обстоятельствах нет оснований для признания Б. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

На основании изложенного постановление мирового судьи судебного участка N 33 Читинского района Забайкальского края от 28 июня 2013 года и решение судьи Читинского районного суда Забайкальского края от 22 августа 2013 года подлежат отмене, а производство по делу - прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ - в связи с отсутствием в действиях Б. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

 

2. Постановление Новосибирского областного суда от 25.10.2013 по делу N 4А-1021-2013.

Частью 3 статьи 12.5 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В соответствии с пунктом 3.6 приложения к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, запрещается эксплуатация транспортного средства, на котором установлены спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого. Материалами дела установлено, что 23.04.2013 г. в 01 час 10 минут на СП "Колывань" в г. Новосибирске Н. лично управлял автомобилем <данные изъяты> на передней части которого имелась установленная светодиодная подсветка с огнями синего цвета, чем нарушил требования п. 2.3.1 ПДД РФ, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

При рассмотрении дела об административном правонарушении мировой судья, а впоследствии и судья районного суда правильно установили фактические обстоятельства правонарушения. Вывод суда о наличии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании:

- протоколом об административном правонарушении (л.д. 3), при ознакомлении с содержанием которого он не отрицал вменяемого нарушения;

- протоколом об изъятии вещей и документов (л.д. 4), из содержания которого следует, что была изъята подсветка с огнями синего цвета;

- протоколом о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства (л.д. 6);

С соблюдением требований ст. 26.11 КоАП РФ судом дана оценка имеющимся в деле доказательствам. Оснований для иной оценки исследованных доказательств не усматривается.

Событие, состав административного правонарушения, вина Н. в его совершении нашли в суде свое полное подтверждение.

Довод заявителя о том, что светодиодная лента была установлена им для удобства ремонта и на момент задержания он просто забыл ее выключить и ее огни были незаметны во время движения исследовался судьей районного суда и обоснованно был признан несостоятельным, поскольку в силу пункта 2.3.1 ПДД РФ Н. был обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние автомобиля в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Выводы судов первой и второй инстанции являются мотивированными, основанными на установленных обстоятельствах дела, соответствуют материальному закону и не опровергаются доводами жалобы.

При таких обстоятельствах, постановление мирового судьи и решение судьи районного суда являются законными и обоснованными, а жалоба - не подлежащей удовлетворению.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену состоявшихся по делу судебных постановлений, не установлено.

 

3. Постановление заместителя председателя Свердловского областного суда от 02.10.2013 N 4а-525/2013.

Как следует из материалов дела, Я. 01 февраля 2013 года управлял транспортным средством, на передней части которого установлены газоразрядные лампы (ксенон), цвет и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, что зафиксировано в протоколе об административном правонарушении от 01 февраля 2013 года.

По общему правилу лицо, совершившее административное правонарушение, не может быть привлечено к административной ответственности по истечении установленного ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях срока привлечения к административной ответственности.

В соответствии с ч. 1 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях срок давности привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, составляет три месяца со дня совершения административного правонарушения, поэтому постановление судьи по делу об административном правонарушении не могло быть вынесено по истечении трех месяцев со дня совершения административного правонарушения. Истечение указанного срока является основанием для прекращения производства по делу согласно п. 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В связи с тем, что административное правонарушение было совершено Я. 01 февраля 2013 года, срок давности привлечения его к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях истек 02 мая 2013 года.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а не статья 29.1.

Вместе с тем, мотивированное постановление, день изготовления которого в соответствии со ст. 29.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является днем его вынесения, составлено мировым судьей 08 мая 2013 года, то есть за пределами трехмесячного срока давности, установленного ч. 1 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При таких обстоятельствах вынесенные судебные решения подлежат отмене, а производство по делу - прекращению на основании п. 6 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности.

 

4. Постановление Томского областного суда от 15.11.2013 N 4а-293/2013.

Часть 3 ст. 12.5 КоАП РФ устанавливает ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Оспариваемыми судебным актами установлено, что 22.06.2013 в 09 часов 25 минут на 36 км автодороги /__/ Т.А.М. управлял автомобилем "/__/", государственный регистрационный знак /__/, на передней части которого были установлены световые приборы (габаритные огни) с огнями синего цвета, не соответствующими требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, тем самым совершив административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ (л.д. 3-8).

Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует право каждого на получение квалифицированной юридической помощи и право пользоваться помощью защитника. Названное право служит гарантией осуществления других закрепленных в Конституции Российской Федерации прав: на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации), на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом (часть 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации), на судебную защиту (статья 46 Конституции Российской Федерации), на разбирательство дела судом на основе состязательности и равноправия сторон (часть 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации) - и находится во взаимосвязи с ними.

Судебный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях, установленный КоАП РФ, подразумевает обязательное создание судом условий, необходимых для осуществления права на защиту лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Из системного толкования части 1 статьи 25.1 и частей 1, 2 статьи 25.5 КоАП РФ следует, что в целях реализации гарантий права указанного выше лица на получение юридической помощи в производстве по делу об административном правонарушении может участвовать защитник, в качестве которого допускается адвокат или иное лицо.

При этом если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, изъявит желание иметь для оказания юридической помощи защитника, то адвокат или иное лицо, приглашенное им для осуществления защиты при рассмотрении дела, должны быть допущены к участию в деле при условии соблюдения требований, перечисленных в части 3 статьи 25.5 КоАП РФ, согласно которой полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом (пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

Поскольку КоАП РФ не регулирует вопрос о том, каким образом должны быть оформлены полномочия защитника на участие в деле об административном правонарушении, данный вопрос может быть решен применительно к положениям частей 2 и 6 статьи 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в которых закреплен порядок оформления полномочий представителя.

Частью 6 статьи 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что полномочия представителя могут быть определены в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде.

Таким образом, если лицо, привлекаемое к административной ответственности, устно в судебном заседании заявит ходатайство или предоставит суду письменное заявление о привлечении защитника к участию в деле об административном правонарушении, то такой защитник должен быть допущен к участию в производстве по делу.

Отказ лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в приглашении выбранного им защитника по мотивам, не предусмотренным законом, неправомерно ограничивает конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника.

Исходя из положений части 1 статьи 1.6 КоАП РФ обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

Как следует из материалов дела, мировым судьей 01.07.2013 было удовлетворено ходатайство Т.А.М. об отложении рассмотрения дела на 03.07.2013 для привлечения к участию в деле защитника (л.д. 12-13).

02.07.2013 Т.А.М. представлено заявление о допуске к участию в деле в качестве его защитника Бубарева И.В., действующего на основании паспорта и заявления Т.А.М. (л.д. 15).

В судебное заседание 03.07.2013 явился Бубарев И.В., представив заявление об участии в деле в качестве защитника Т.А.М., а также заявление об ознакомлении с материалами дела, предоставлении времени для подготовки к рассмотрению дела и вызове в судебное заседание инспектора ДПС (л.д. 16-17).

Заявление Бубарева И.В. об ознакомлении с материалами дела было удовлетворено, последний ознакомлен с материалами дела 03.07.2013, что подтверждается его подписью на заявлении.

Таким образом, Т.А.М. лично явился в суд, представил ходатайство, соответствующее требованиям ст. 24.4 КоАП РФ, о допуске к участию в деле в качестве защитника Бубарева И.В., явившегося в судебное заседание 03.07.2013 и ознакомленного мировым судьей с материалами дела. Следовательно, Т.А.М. подтвердил лично свое волеизъявление на передачу функций защитника Бубареву И.В., тем не менее мировой судья отказал в удовлетворении данного ходатайства в связи с отсутствием документов, подтверждающих его полномочия (л.д. 19).

С учетом изложенного при рассмотрении настоящего дела порядок привлечения Т.А.М. к административной ответственности был нарушен, поскольку ему необоснованно отказано в реализации конституционного права на получение юридической помощи.

Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела) срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ составляет три месяца со дня совершения административного правонарушения.

Срок давности привлечения к административной ответственности по данному делу об административном правонарушении начал исчисляться с 22.06.2013 и истек 22.09.2013.

Следовательно, на момент рассмотрения надзорной жалобы Т.А.М. в Томском областном суде срок давности привлечения его к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ истек.

Из системного толкования ч. 1 ст. 4.5 и п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ следует, что истечение срока давности привлечения к административной ответственности является обстоятельством, исключающим производство по делу.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы, протеста при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 данного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение, выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 2 Томского судебного района Томской области, и.о. мирового судьи судебного участка N 1 Томского судебного района Томской области, от 05 июля 2013 года и решение судьи Томского районного суда Томской области от 23 августа 2013 года, вынесенные в отношении Т.А.М. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5, подлежат отмене, а производство по данному делу об административном правонарушении - прекращению на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ (в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности).

 

5. Постановление Суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 15.11.2013 по делу N 4А-610/2013.

Мировым судьей в ходе судебного заседания установлено и подтверждается материалами дела, что 12 февраля 2013 года в 18 часов 55 минут в г. Урай мкр. 3 напротив дома N 3, М. управлял транспортным средством марки "<данные изъяты>", государственный регистрационный знак (номер), на передней части которого установлены световые приборы с огнями синего цвета, что не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Из диспозиции части 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, - влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

В соответствии с п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечает требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В силу п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, запрещается эксплуатация автомобилей, в случае если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствует требованиям конструкции транспортного средства.

На основании п. 3.4 указанного Перечня, запрещается эксплуатация автомобилей, в случае, если на световых приборах отсутствуют рассеиватели либо используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

Согласно п. 3.6 Перечня запрещается эксплуатация автомобиля, в случае, если на транспортном средстве установлены спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

В силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090, водитель транспортного средства перед выездом обязан проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Факт совершения М. административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и его виновность подтверждены совокупностью исследованных и оцененных судом доказательств: протоколом об административном правонарушении (л.д. 4); протоколом изъятии вещей и документов (л.д. 5); рапорт сотрудника Госавтоинспекции (л.д. 29); видеозаписью правонарушения, и иными материалами дела.

Все собранные по делу об административном правонарушении доказательства получили оценку в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Несостоятельно утверждение, содержащееся в надзорной жалобе о том, что М. транспортным средством при обстоятельствах, изложенных в протоколе об административном правонарушении не управлял. Данный довод заявителя был предметом исследования как мирового судьи, так и судьи городского суда. Оснований не согласиться с выводами судебных инстанций у суда не имеется.

Из рапорта инспектора ОВ ДПС ОГИБДД ОМВД России по г. Ураю С. имеющегося в материалах дела, следует, что 12.02.2013 года при несении службы по линии ГИБДД совместно с Р. в 18 часов 55 минут в г. Урай. мкр. 3, напротив дома N 3 был остановлен автомобиль <данные изъяты>, государственный регистрационный номер (номер), на передней части которого установлены световые огни синего цвета, режим которых не соответствуют требованиям ОПД. В отношении М. составлен протокол об административном правонарушении. М. с нарушением был не согласен, световые огни с огнями синего цвета были изъяты в присутствии двух понятых.

12 февраля 2013 года в 19 часов 20 минут при досмотре автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный номер (номер), были выявленные установленные на передней части автомобиля световые приборы с огнями синего цвета, которые были изъяты в соответствии с протоколом изъятия вещей и документов N 86 АА 066968.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей инспекторы ОВ ДПС ОГИБДД ОМВД России по г. Ураю С., Р., будучи предупрежденным об ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ за дачу заведомо ложных показаний, показали, что при несении службы по линии ГИБДД на ул. Узбекистанская напротив ГСК "Нефтяник-1" и магазина "Магнит" был замечен автомобиль <данные изъяты> с габаритными огнями синего цвета. Требование об остановке транспортного средства водитель проигнорировал, проехал к дому N 3 мкр. 3 г. Урай, где остановился. На переднем пассажирском сидении сидела девушка, сзади находились дети, за рулем сидел М., с которым лично они не знакомы, но знают его как лицо, ранее привлекавшийся к административной ответственности за совершение административных правонарушений в области дорожного движения. Водитель вел себя неадекватно, его отстранили от управления транспортным средством, пригласили понятых. В присутствии понятых М. снял лампы, изъятие ламп было записано на видеорегистратор. Как светили лампы, понятым не демонстрировалось, так как М. заглушил свой автомобиль и закрыл его. Лампы М. передал инспектору Р., он передал их С., который положил их в конверт. В патрульном автомобиле в присутствии понятых конверт был упакован. При составлении административного материала М. факт управления автомобилем не отрицал.

Допрошенные в ходе судебного заседания при рассмотрении дела мировым судьей свидетели Ф. и К. показали, что они не слышали, чтобы М. говорил, что не управлял транспортным средством.

Кроме того, М. в протоколе об административном правонарушении не указывал, что транспортным средством не управлял.

Судья правомерно отнесся критически к показаниям свидетелей М., П. посчитав их заинтересованными в исходе дела.

Несостоятельно утверждение, содержащееся в надзорной жалобе о том, что факт непосредственного управления М. транспортным средством при обстоятельствах, изложенных в протоколе об административном правонарушении, должен был быть установлен с участием понятыми. Данное утверждение основано на неверном толковании норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку понятые привлекаются к участию должностными лицами после выявления административного правонарушения. Наличие понятых до возбуждения дела об административном правонарушении свидетельствовало бы об их заинтересованности в исходе дела, поскольку представляется сомнительным, что понятые должны находиться на месте совершения административного правонарушения заранее до его выявления.

Согласно статье 25.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях главной задачей лица, обладающего статусом понятого, является удостоверение в протоколе своей подписью факта совершения в его присутствии процессуальных действий, их содержание и результаты.

Доводы жалобы М. о том, что не указано, каким специальным техническим средством произведено измерение соответствия внешних световых приборов требованиям ПДД и ОПД, которые применяются сотрудниками технического надзора, является не состоятельным.

В силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090, перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Являясь водителем, управляя указанным транспортным средством не менее года и имея допуск к управлению транспортным средством, М. должен знать требования ПДД РФ и быть осведомлен о внешних световых приборах своего транспортного средства, в том числе о цвете их огней.

Для определения цвета огней световых приборов, размещаемых на транспортном средстве, и установления того обстоятельства, что световые приборы имеют огни синего, а не предусмотренного белого, желтого или оранжевого цвета, применения технического средства производящего измерения соответствия внешних световых приборов не требуется. Установление должностным лицом ГИБДД факта наличия на передней части автомобиля световых приборов с огнями синего цвета методом непосредственной визуализации являлось достаточным для составления в отношении М. протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Материалами дела достоверно подтверждается, что на передней части автомобиля марки "<данные изъяты>", государственный регистрационный знак (номер), которым управлял М., были установлены световые приборы с огнями синего цвета. В проведении каких-либо дополнительных процессуальных действий необходимости не было.

То обстоятельства, что лампы светили синем цветом М. не оспаривал. Данные лампы были использованы в качестве габаритных, что было установлено сотрудниками Госавтоинспекции, а также, что указано самим М. как при даче объяснений содержащихся в протоколе об административном правонарушении, так и входе судебного заседания. Место установки данных ламп на автомобиле М. помимо прочего подтверждается видеозаписью.

В судебном заседании 19 апреля 2013 года мировым судьей в присутствии защитника В., инспекторов ОВ ДПС ОГИБДД ОМВД России по г. Ураю С., Р., двух понятых осмотрены лампы, изъятые у М. 12 февраля 2013 года. При вскрытии конверта в нем находились две лампочки с основанием синего цвета и маркировкой "Мега". При подключении к питанию лампа светила синим цветом, что зафиксировано в акте осмотра и подтверждено подписями всех участников осмотра.

То обстоятельство, что на рассмотрение мировому судье вместе с делом об административном правонарушении переданы и исследованными в ходе судебного заседания именно те лампы в количестве двух штук, которые были изъяты с транспортного средства М. 12 февраля 2013 года, не вызывает сомнений, поскольку и понятые, и инспектор ГИБДД, подтвердили, что М. передал снятые им лампы инспектору ГИБДД, который передал их другому инспектору ГИБДД, а тот положил их в конверт, который был запечатан в патрульном автомобиле. До вскрытия конверт с лампами не имел каких-либо повреждений, был запечатан, на конверте имелась пояснительная запись, подтвержденная подписями понятых и инспектора ОВ ДПС ОГИБДД ОМВД России по г. Ураю С.

Процедура изъятия орудия совершения административного правонарушения и составление протокола об изъятии вещей и документов производилась в соответствии с требованиями ст. 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

То обстоятельства, что М. не направлялся исправленный протокол, опровергается материалами дела. Так на листе дела 21 содержится сопроводительная о направлении М. копии протокола 86 ТУ 012584. Кроме того материалы дела содержат ходатайства и заявления М. об ознакомлении с материалами дела об административном правонарушении и ксерокопировании, данное ходатайство и заявление были удовлетворены, М. копии материалов дела получил, с делом ознакомлен.

Постановление мирового судьи отвечает требованиям ст. 29.10 КоАП РФ. Судьей городского суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи положения ст. ст. 30.6, 30.7 КоАП РФ соблюдены, дело проверено в полном объеме. В постановлении мирового судьи и решении судьи приведены обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, доказательства вины, исследованные в судебном заседании, содержится мотивированное решение по делу, в связи с чем оснований полагать, что судебные постановления имеют обвинительный уклон, не имеется.

Событие и состав правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в действиях М. нашли свое подтверждение.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду часть 3 статьи 12.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, а не часть 3.1.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены. Административное наказание назначено в пределах санкции части 3.1 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.5, 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Оснований для снижения наказания не имеется.

В соответствии со статьей 30.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по жалобе, принятой к рассмотрению в порядке надзора, постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб проверяются исходя из доводов, изложенных в жалобе и возражений, содержащихся в отзыве на жалобу.

 

6. Постановление Саратовского областного суда от 19.12.2013 по делу N 7-692/13.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В соответствии с п. 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, не допускается эксплуатация транспортных средств, на которых установлены спереди световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого.

Из материалов дела усматривается, что 26.09.2013 в 13 часов 45 минут Д. у дома N 25 по ул. Жуковского г. Саратова управлял транспортным средством Хундай Элантра, на передней части которого установлены световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствовал требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации.

Факт совершения Д. административного правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтверждается собранными по данному делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 4), протоколом о запрещении эксплуатации транспортного средства (л.д. 5), протоколом об аресте вещей (л.д. 6) фотоматериалами (л.д. 7 - 9), показаниями допрошенного в судебном заседании инспектора УВД ГИБДД, оцененными в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ в их совокупности. Данные доказательства являются допустимыми и достоверными, объективно ничем не опровергнутыми.

При таких обстоятельствах действия Д. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что квалифицировать правонарушение по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ можно только когда на автомобиле одновременно не совпадает как цвет огней, так и режим работы световых приборов требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, является несостоятельным, поскольку основан на ошибочном толковании норм права.

Из положений ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, которые следует рассматривать в единстве с положениями п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а также раздела 3 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, следует, что в указанной части идет перечисление неисправностей, при наличии любого из которых запрещается эксплуатация транспортных средств, а не указание на совокупность данных неисправностей.

Довод надзорной жалобы о том, что цвет и режим световых приборов были установлены инспектором только методом визуализации, а не при помощи технических средств не влечет удовлетворение жалобы.

Согласно ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными предусмотренными КоАП РФ документами, объяснениями свидетелей и понятых, видео и фотоматериалами.

Учитывая специфику и характерный яркий (ослепляющий) излучаемый свет указанными фарами, данное правонарушение выявляется визуально, требований о проведении измерений спецприборами источников света законодательством не предусмотрено.

В соответствии с п. 63 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнение инспектором государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения (утв. Приказом МВД РФ от 02 марта 2009 года N 185) является поводом для остановки транспортного средства, проведения проверки соответствия технического состояния транспортного средства Перечню неисправностей и Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации с целью выявления административного правонарушения при использовании ненадлежащих световых приборов.

Из показаний инспектора ГИБДД В. установлено, что при несении службы им был остановлен автомобиль Хундай Элантра, под управлением Д., на котором были установлены световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений к допуску транспортных средств, утвержденных Правилами дорожного движения.

Факт того, что тип фар, установленных на автомобиле, которым управлял Д., предназначен под галогенные лампы, однако в фарах использовался газоразрядный источник света, не отрицался Д.

Таким образом, инспектором 26.09.2013 было выявлено административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, со стороны водителя Д., который управлял автомобилем со световыми приборами, режим которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации.

Ссылка в жалобе на то, что фары были оборудованы устройством фараочистки и работоспособным автоматически корректирующим устройством регулировки угла наклона, в связи с чем в действиях Д. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, несостоятельна, поскольку доказательств подтверждающих указанные обстоятельства, материалы дела не содержат.

Напротив, из показаний инспектора ГИБДД В. следует, что на дату составления протокола об административном правонарушении омыватели фар и работоспособное автоматически корректирующее устройство регулировки угла наклона фар на транспортном средстве отсутствовали. Не указывалось на данное обстоятельство Д. и при составлении протокола об административном правонарушении.

С учетом изложенного мировым судьей полно и объективно исследованы и верно установлены все фактические обстоятельства дела. Каких-либо доказательств, опровергающих выводы мирового судьи о виновности Д. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, не имеется.

Наказание Д. назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и в соответствии с требованиями ст. 4.1 КоАП РФ с учетом характера совершенного правонарушения, личности правонарушителя и с учетом обстоятельств смягчающих и отягчающих ответственность.

Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену или изменение судебных постановлений, не установлено. Принцип презумпции невиновности и законности, закрепленный в ст. 1.5 КоАП РФ, мировым судьей соблюден.

 

7. Постановление Саратовского областного суда от 17.12.2013 по делу N 7-696/13.

Согласно ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу положений п. 11 "Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения" запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (согласно приложению).

Согласно п. 3.1 "Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства" запрещается эксплуатация автомобиля, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

На основании п. 3.4 указанного Перечня, запрещается эксплуатация автомобилей, в случае, если на световых приборах отсутствуют рассеиватели либо используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

В силу п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090, водитель транспортного средства перед выездом обязан проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно разъяснениям Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД России об использовании "ксеноновых фар" в настоящее время на автотранспортные средства устанавливаются фары следующих официально утвержденных типов:

- C - ближнего, R - дальнего, CR - двухрежимного (ближнего и дальнего) света с лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112, 41.112-2005);

- HC - ближнего, HR - дальнего, HCR - двухрежимного света с галогенными лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112, 41.112-2005);

- DC - ближнего, DR - дальнего, DCR - двухрежимного света с газоразрядными источниками света (Правила ЕЭК ООН N 98, 41.98-99).

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов.

Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, 09.08.2013 в 11 час. 30 мин. на ул. Аткарская, д. г. Саратова Р. управлял автомобилем ДАННЫЕ ИЗЪЯТЫ, государственный регистрационный знак N, в передней части которого установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствует требованиям п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а именно установлены газоразрядные источники света с блоками розжига и проводами, при этом на блоке фар присутствовала маркировка HC, HR, отсутствовала маркировка DC,DR,DCR, отсутствовал фараочиститель, установлена ручная регулировка угла наклона фар.

Указанное обстоятельство подтверждается протоколом об административном правонарушении от 09.08.2013 (л.д. 3); протоколом о запрещении эксплуатации транспортного средства от 09.08.2013 (л.д. 4); протоколом об административном задержании от 09.08.2013 (л.д. 5); протоколом об аресте вещей от 09.08.2013 (л.д. 6); фотографиями (л.д. 7 - 9); рапортами (л.д. 11 - 12), оцененными в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах действия Р. образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Доводы надзорной жалобы об отсутствии в действиях Р. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, опровергаются установленными по настоящему делу обстоятельствами.

Довод заявителя о том, что фотоснимки являются недопустимым доказательством, поскольку были произведены с личного телефона сотрудника ГИБДД, несостоятелен.

Согласно ч. 1 ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Материал фотофиксации был исследован судебными инстанциями при рассмотрении дела и жалобы в совокупности с другими доказательствами по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ. Следует также учесть, что наличие или отсутствие фотофиксации правонарушения не влияет на вывод судебных инстанций о наличии в действиях Р. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, так как в деле имеется достаточно других доказательств, подтверждающих его виновность.

Постановление о привлечении Р. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, вынесено в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел. Административное наказание назначено Р. в соответствии с санкцией ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

 

8. Постановление Псковского областного суда от 06.12.2013 N 7-108/2013.

В жалобе в порядке надзора К. просит об отмене состоявшихся по делу судебных решений, считая их незаконными и необоснованными.

Указывает, что требования Правил дорожного движения РФ он не нарушал, управлял автомобилем с установленными в фарах лампами, которые светят белым цветом, при наличии действующего талона технического осмотра.

К. полагает, что в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, поскольку цвет огней и режим работы фар с газоразрядными источниками света, установленными на автомобиле, соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации. Указывает, что в протоколе изъятия вещей и документов не отражен цвет фар.

Считает, что дело об административном правонарушении не рассмотрено всесторонне, полно и объективно, при вынесении решения судья не уделил должного внимания доводам его жалобы.

Одновременно К. указывает в жалобе, что при наличии в его действиях "формальных признаков правонарушения", дело об административном правонарушении могло быть прекращено в связи с малозначительностью деяния с вынесением устного замечания.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, с учетом доводов надзорной жалобы К., нахожу, что оснований для ее удовлетворения не имеется.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, - влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Согласно п. 2.3.1 Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (согласно приложению).

В соответствии с п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения), запрещается эксплуатация автомобилей в случае, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

Согласно п. 3.4 указанного Перечня, запрещается эксплуатация автомобилей, если на световых приборах отсутствуют рассеиватели либо используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

На основании п. 3.6 Перечня, запрещается эксплуатация автомобиля, если на транспортном средстве установлены спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозващающие приспособления любого цвета, кроме белого.

Согласно разъяснениям Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД Российской Федерации от 20 февраля 2010 года "Об использовании "ксеноновых" фар", применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными (с установленной маркировкой HCR), газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Из материалов дела об административном правонарушении усматривается, что 18 июня 2013 года в 9 часов 50 минут напротив дома <... > К. управлял автомобилем марки <... >, государственный регистрационный знак <... >, на передней части которого были установлены световые приборы, режим работы и тип которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения: в фарах, предусмотренных для галогеновых ламп накаливания (маркировка HCR), установлены газоразрядные лампы (предусмотренные для фар с маркировкой DCR), в нарушение п. 2.3.1 Правил дорожного движения РФ.

Указанные обстоятельства подтверждаются: протоколом об административном правонарушении от 18 июня 2013 года с изложением обстоятельств правонарушения (л.д. N); протоколом изъятия вещей и документов от 18 июня 2013 года, в соответствии с которым при производстве досмотра автомобиля <... >, г.р.з. <... >, были обнаружены и изъяты два газоразрядных блока и две газоразрядные лампы (л.д. N); прилагаемыми фотоматериалами, из которых видна маркировка фар (HCR) на указанной автомашине под управлением К. (л.д. N); показаниями инспектора ДПС ГИБДД Л.; показаниями специалистов К., Б., которые пояснили, что для имеющихся в автомобиле <... > галогенных фар с маркировкой HCR не предусмотрена установка газоразрядных ламп, изъятых при осмотре автомобиля, что свидетельствует о несоответствии режима работы внешнего светового прибора требованиям конструкции транспортного средства.

Всем собранным по делу об административном правонарушении доказательствам судебными инстанциями дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, сомневаться в правильности и объективности которой, вопреки доводам жалобы, не имеется.

Доводы К. о том, что Правила дорожного движения РФ он не нарушал, в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, являлись предметом исследования судьи Псковского районного суда при рассмотрении жалобы К. на постановление по делу об административном правонарушении и обоснованно признаны несостоятельными, противоречащими исследованным по делу доказательствам.

Согласно материалам дела, в ходе его рассмотрения К. не оспаривал факт изъятия из автомобиля <... >, которым он управлял, приборов, указанных в протоколе изъятия вещей и документов, в виде двух газоразрядных ламп и двух газоразрядных блоков розжига.

Таким образом, действия К. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Нарушений процессуальных норм административного законодательства, влекущих отмену состоявшихся решений, вопреки доводам жалобы, при производстве по делу не допущено.

Административное наказание назначено К. в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Оснований для освобождения от административной ответственности в связи с малозначительностью совершенного административного правонарушения, о чем К. указывает в надзорной жалобе, судебными инстанциями не установлено.

 

9. Постановление Московского областного суда N 4а-1033/13.

Ознакомившись с доводами жалобы, изучив материалы дела об административном правонарушении, считаю, что оснований для удовлетворения жалобы не имеется в связи со следующими обстоятельствами.

Согласно ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В соответствии с п. 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от <данные изъяты> N 1090), запрещена эксплуатация транспортных средств, если на транспортном средстве установлены: спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого; сзади - фонари заднего хода и освещения государственного регистрационного знака с огнями любого цвета, кроме белого, и иные световые приборы с огнями любого цвета, кроме красного, желтого или оранжевого, а также световозвращающие приспособления любого цвета, кроме красного.

В силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от <данные изъяты> N 1090, водитель транспортного средства перед выездом обязан проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Как усматривается из материалов дела, <данные изъяты> в 18 часов 10 минут на 2 км + 950 м автодороги Тучково - Дубки, <данные изъяты> ФИО1 управлял автомобилем марки "Фольксваген" транзитный номер <...>, с установленными на нем в передние осветительные фары, предназначенные под галогеновые лампы, газоразрядными источниками света - ксеноновыми лампочками, в связи с чем режим работы световых приборов транспортного средства не соответствует требованиям п. 3.4 вышеуказанного Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

Факт совершения ФИО1 административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтвержден совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, протоколом об изъятии вещей и документов, протоколом о запрещении эксплуатации транспортного средства, рапортом сотрудника ИДПС ОГИБДД, фотоматериалами и другими доказательствами, оцененными судом в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Приведенные выше доказательства были составлены и получены в соответствии с требованиями закона, содержат сведения об обстоятельствах совершения административного правонарушения и были оценены судьями в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении.

Следовательно, по делу было верно установлено наличие события административного правонарушения и действия ФИО1 правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Доводы жалобы о том, что не соответствие установленных на автомобиле ФИО1 световых приборов требованиям законодательства не устанавливалось при помощи технических средств, проверка световых приборов не производилась сотрудником подразделения технического надзора ГИБДД, несостоятельны и опровергаются приобщенной к материалам данного дела рапортом, в которой уполномоченным должностным лицом установлено, что в автомобиле ФИО4 в передних осветительных фарах, предназначенных под галогеновые лампы, установлены газоразрядные источники света, что не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, по результатам чего инспектором ДПС был составлен в отношении ФИО1 протокол об административном правонарушении.

Довод жалобы о том, что судебными инстанциями не была назначена экспертиза по делу, не может повлечь отмену состоявшихся по делу решений. В соответствии со ст. 26.4 КоАП РФ в случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Между тем при рассмотрении дела необходимость в использовании специальных познаний отсутствовала, в связи с чем оснований для назначения экспертизы не имелось.

Имеющиеся в материалах дела протоколы и рапорт должностного лица ОГИБДД содержат сведения, необходимые для правильного разрешения данного дела, они обоснованно признаны судебными инстанциями допустимыми доказательствами и оценены наряду с другими доказательствами по делу.

При рассмотрении данного дела фактические обстоятельства установлены судами полно и всесторонне, они полностью подтверждаются доказательствами, исследованными в ходе судебного заседания и получившими правильную оценку в принятых по делу судебных актах. Вывод судов о наличии события административного правонарушения и виновности ФИО1 в его совершении является законным и обоснованным, действия ФИО1 правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Оценка представленным доказательствам произведена в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ.

Постановление мирового судьи не противоречит нормам ст. 29.10 КоАП РФ.

Административное наказание назначено с учетом общих правил назначения наказания, в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8 и 4.1 КоАП РФ и находится в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Городской суд рассмотрел жалобу на постановление мирового судьи в соответствии с положениями ст. ст. 30.6, 30.7 КоАП РФ.

Сроки давности привлечения лица к административной ответственности, предусмотренные ст. 4.5 КоАП РФ, соблюдены.

Нарушений процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, которые бы не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, судами не допущено.

Доводы жалобы не опровергают выводы судов, содержащиеся в оспариваемых судебных постановлениях, сводятся к неправильному толкованию правовых норм, к переоценке исследованных доказательств и установленных обстоятельств, оснований для отмены указанных судебных постановлений в порядке надзора не имеется.

 

10. Постановление заместителя председателя Свердловского областного суда от 24.12.2013 N 4а-1409/2013.

В соответствии с п. 2.3.1 Правил дорожного движения водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения. Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, пунктом 3.1 которого запрещено эксплуатировать транспортное средство, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

Согласно п. 1.3.14.6 Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2009 года, фары ближнего света, источник света которых представляет собой газоразрядную лампу, должны быть оснащены устройством фароочистки и работоспособным автоматическим корректирующим устройством регулировки угла наклона.

Исходя из п. 4.3.2.2 ГОСТ Р 51709-2001 "Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки" использование источников света категории D (газоразрядные лампы) на АТС, не оснащенных автоматическими корректорами фар, не допускается. Автоматические корректоры фар на АТС, оснащенных фарами с источниками света категории D, должны быть работоспособны.

Письмом Минпромторга Российской Федерации от 16 июня 2009 года разъяснено, что разработка и производство фар транспортных средств осуществляется под конкретный источник света, предназначенный к использованию в фарах транспортных средств, в соответствии с требованиями международных правил - Правил ЕЭК ООН. Согласно указанным правилам, каждая фара должна иметь маркировку, где указывается категория источника света, с которым необходимо осуществлять эксплуатацию фары на транспортном средстве. При этом замена категории используемого источника света категорически запрещена. Установка в фаре, предназначенной для использования галогенных ламп, газоразрядных источников света, недопустима, так как противоречит упомянутым Правилам, тем самым, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения.

Согласно рапорта инспектора ГИБДД К. (л. д. 9), на автомобиле <...> под управлением А. установлены газоразрядные лампы при отсутствии устройства фароочистки и автоматического корректора регулировки угла наклона. В судебном заседании инспектор пояснил, что фары автомобилей отечественного производства предназначены для использования галогеновых ламп накаливания, газоразрядный источник света не соответствует режиму работы внешних световых приборов и требованиям конструкции автомобилей отечественного производства.

Таким образом, факт управления А. автомобилем, на передней части которого установлены световые приборы с режимом работы, не соответствующим требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, обоснованно зафиксирован в протоколе об административном правонарушении (л. д. 3), составленном в соответствии с требованиями ст. 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Во исполнение требований указанной статьи А. были разъяснены права, предусмотренные ст. 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и ст. 51 Конституции Российской Федерации, что подтверждается его подписью. С нарушением А. был согласен, что собственноручно указал в протоколе и удостоверил своей подписью.

Кроме того, обстоятельства совершенного А. правонарушения подтверждены протоколом об изъятии газоразрядных ламп (л. д. 4); объяснениями в судебном заседании понятых, в присутствии которых они были изъяты (л. д. 6 - 7); рапортами сотрудников полиции (л. д. 8 - 10), вещественными доказательствами - газоразрядными лампами.

Согласно рапорта начальника ОУУП и ПДН ОМВД России по г. Полевскому В. (л. д. 8) <...> им было остановлено транспортное средство под управлением А., осуществляющего маневрирование на площадке между домами, правая фара которого имела ярко-голубой рассеянный свет, что указывало на признаки установки газоразрядного осветительного прибора, поэтому им был вызван наряд ДПС (л. д. 8). Данные обстоятельства им были подтверждены в судебном заседании в качестве свидетеля (л. д. 29 - 30). Таким образом, указанные действия сотрудника полиции, направленные на пресечение административного правонарушения, совершены им в соответствии с положениями ст. 12 Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции", оснований для оговора водителя А. не установлено.

Таким образом, мировой судья, всесторонне и полно исследовав доказательства по делу, допросив свидетелей, оценив их показания в совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности А. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Законность и обоснованность постановления о назначении административного наказания в полном объеме проверены судьей городского суда с соблюдением ст. 30.6 - 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а в вынесенном им судебном решении получили оценку, в том числе доводы, аналогичные указанным в надзорной жалобе.

Таким образом, существенных нарушений процессуальных требований законодательства об административных правонарушениях при производстве по делу допущено не было.

Вместе с тем, в постановлении мировым судьей была допущена ошибка в дате его вынесения, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях день изготовления постановления в полном объеме является днем его вынесения. Как следует из материалов дела, по окончании рассмотрения дела 09 августа 2013 года мировой судья объявил только резолютивную часть постановления, а мотивированное постановление было изготовлено в полном объеме 12 августа 2013 года. Таким образом, днем вынесения постановления является 12 августа 2013 года, поэтому в него необходимо внести соответствующее изменение.

 

Ознакомиться с анализом судебной практики по годам: 2006-200920101 полугодие 20112 полугодие 201120121 кв. 20132 кв. 20133 кв. 20134 кв. 20131 кв. 20142 кв. 20143 кв. 20144 кв. 20141 кв. 20152 кв. 2015.

 

Дополнительный материал по теме:

Что делать, если Вас остановили за использование ксеноновых ламп на автомобиле.

Случаи незаконного привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые могут помочь избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые не помогут избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.