Автовладельцам

Ситуация:

Анализ судебной практики за 2012 год. Административная ответственность за управление автомобилем с ксеноновыми фарами (ст. 12.5 ч. 3 КоАП РФ).

Решение:

1. Постановление Нижегородского областного суда N 7п-877/11.

Из материалов дела усматривается, что, 21.04.2011 года в 17 часов 30 минут на ******************* водитель К. управлял автомобилем "********", государственный регистрационный знак ************, принадлежащей ************ Райпо, на котором режим работы световых приборов не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств, установлены газоразрядные источники света, чем нарушен п. 2.3.1 Правил дорожного движения.

В отношении К. инспектором ДПС ОГИБДД УВД по Городецкому району 21.04.2011 года составлен протокол об административном правонарушении 52 МА 311861 за нарушение п. 2.3.1. ПДД.

Материалы дела направлены по подведомственности мировому судье Городецкого района Нижегородской области, для вынесения постановления.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 4 Городецкого района Нижегородской области от 28.06.2011 года К. привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 8 месяцев с конфискацией блока розжига Bosch с маркировкой "Electronic control XENON Light bulbs 9V-16V".

Решением судьи Городецкого городского суда Нижегородской области от 15.08.2011 года постановление мирового судьи судебного участка N 4 Городецкого района Нижегородской области от 28.06.2011 года о привлечении К. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ - отменено, производство по делу прекращено.

Основанием отмены постановления мирового судьи судебного участка N 4 Городецкого района Нижегородской области от 28.06.2011 года и прекращения производства по делу в отношении К., судья Городецкого городского суда Нижегородской области указал отсутствие в действиях К. состава административного правонарушения, поскольку К., как водитель автомобиля, принадлежащего Городецкому Райпо, которому выделено в распоряжение транспортное средство марки "***********" без возложения ответственности за техническое состояние, не может являться субъектом правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 указанной статьи, заключается в нарушении требований пунктов 3.6, 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090), на передней части которого установлены световые приборы красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет и режим которых не соответствует конструкции транспортного средства.

В соответствии с пунктом 3.6 указанного Перечня на транспортном средстве установлены:

спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого;

сзади - фонари заднего хода и освещения государственного регистрационного знака с огнями любого цвета, кроме белого, и иные световые приборы с огнями любого цвета, кроме красного, желтого или оранжевого, а также световозвращающие приспособления любого цвета, кроме красного (пункт 3.6 в редакции Постановления Правительства РФ от 28.02.2006 г. N 109).

Согласно пункту 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090, перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Субъектами правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ являются водители транспортных средств.

Однако, в ходе рассмотрения дела, судьей районного суда, на основании представленных документов, было установлено, что автомобиль марки "***********", государственный регистрационный знак **********, на котором режим работы световых приборов не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств, установлены газоразрядные источники света, принадлежит ********* Райпо.

В соответствии с копией приказа *********** районного потребительского общества от 29.03.2011 года К. с 29.03.2011 года был переведен на новое место работы - водителем автомобиля "**************", государственный регистрационный знак **********.

В соответствии с копией путевого листа *********** Райпо от 21.04.2011 года (л.д. 107), выданного водителю К., следует, что автомобиль марки "************", государственный регистрационный знак **********, технически исправен и был допущен к рейсу за подписью лица, сдавшего автомобиль - механика Я.Ю.А.

Таким образом, из представленных суду документов следует, что ответственность за техническое состояние автомобиля возложена на механика ************ Райпо Я.Ю.А., который передал, на основании путевого лица, автомобиль марки "***********", государственный регистрационный знак ************ водителю К., указав при этом, что автомобиль технически исправен.

Учитывая вышеизложенное, вывод судьи районного суда о том, что в действиях К., как водителя автомобиля, которому транспортное средство не принадлежит, и на которого не возложена ответственность за его техническое состояние не может являться субъектом административного правонарушения, ответственность за которое возложена ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

На основании вышеизложенного, оснований для удовлетворения протеста зам.прокурора Нижегородской области отсутствуют.

 

2. Постановление Саратовского областного суда от 24.04.2012 N 7-193/12.

Согласно ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В соответствии с п. 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090), запрещена эксплуатация транспортных средств, если на транспортном средстве установлены: спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого; сзади - фонари заднего хода и освещения государственного регистрационного знака с огнями любого цвета, кроме белого, и иные световые приборы с огнями любого цвета, кроме красного, желтого или оранжевого, а также световозвращающие приспособления любого цвета, кроме красного.

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 г. N 1090, водитель транспортного средства перед выездом обязан проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Судом установлено, что на передней части автомобиля марки <...> с государственным регистрационным знаком N, под управлением В. в световых приборах (фарах) были установлены лампы перламутрово-сине-зеленого цвета.

Факт совершения В. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтверждается собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 4), протоколом осмотра места совершения административного правонарушения (л.д. 5), показаниями инспектора ДПС ОР МУ МВД РФ "Энгельсское" Н., данными им в ходе рассмотрения дела (л.д. 23-об., 47), а также проведенным в ходе рассмотрения дела осмотром вещественных доказательств - ламп Маяк <...> (л.д. 47-об.). Противоречий представленные в материалы дела документы не имеют, соответствуют требованиям, предъявляемым к форме этих документов, составлены уполномоченными должностными лицами, в связи с чем виновность В. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, сомнений не вызывает.

Ссылка в жалобе на то, что проверка цветовой принадлежности света ламп должна осуществляться специальным прибором спектрометром, не может повлечь отмену обжалуемых судебных постановлений, поскольку обстоятельства правонарушения, установлены судебными инстанциями на основании вышеприведенных доказательств.

Довод жалобы о том, что судом при назначении административного наказания не были учтены обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность, был предметом изучения суда второй инстанции, который обоснованно указал на его несостоятельность в связи с тем, что В. наказание, предусмотренное санкцией ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, назначено в минимальном размере.

Совокупность исследованных по делу доказательств позволила судебным инстанциям прийти к обоснованному выводу о виновности В. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы не имеется.

 

3. Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2012 N 844-О.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Ю. Левенко оспаривает конституционность пункта 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения), утвержденного Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 "О правилах дорожного движения". Данная норма запрещает эксплуатацию транспортных средств с установленными на них: спереди - световыми приборами с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающими приспособлениями любого цвета, кроме белого; сзади - фонарями заднего хода и освещения государственного регистрационного знака с огнями любого цвета, кроме белого, и иными световыми приборами с огнями любого цвета, кроме красного, желтого или оранжевого, а также световозвращающими приспособлениями любого цвета, кроме красного.

Как следует из представленных материалов, постановлением мирового судьи, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, гражданин А.Ю. Левенко привлечен к административной ответственности за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями зеленого цвета (часть 3 статьи 12.5 КоАП Российской Федерации).

Заявитель указывает, что оспариваемая норма не согласуется с положением пункта 5 статьи 32 Конвенции о дорожном движении (заключена в городе Вене 8 ноября 1968 года), что противоречит статьям 15 (части 1 и 4) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.Ю. Левенко материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Законодательство Российской Федерации в области дорожного движения направлено на охрану жизни, здоровья и имущества граждан, защиту их прав и законных интересов, а также защиту интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий (статья 1 Федерального закона от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения"). Для обеспечения порядка и безопасности дорожного движения, повышения эффективности использования автомобильного транспорта утверждены Правила дорожного движения Российской Федерации и Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения (пункт 1 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090).

В целях обеспечения безопасности участников дорожного движения оспариваемый заявителем пункт 3.6 указанного Перечня предусматривает специальные требования к оснащению транспортных средств световыми приборами. Следовательно, сама по себе правовая детализация на основе федерального законодательства и рамочного международно-правового регулирования ограничений, касающихся технического оснащения транспортных средств, не может рассматриваться как нарушение конституционных прав граждан.

 

4. Определение Свердловского областного суда от 03.05.2012 по делу N 33-5200/2012.

С. обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий Межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации "Сысертский", его должностных лиц.

В обоснование заявления указал, что <...> в связи с дорожно-транспортным происшествием сотрудниками Межмуниципального отдела МВД Российской Федерации "Сысертский" изъят принадлежащий ему автомобиль <...> государственный регистрационный знак <...>, составлен протокол о задержании транспортного средства. Автомобиль на эвакуаторе помещен на платную штрафную стоянку. В соответствии с актом приема задержанного автомобиля, полученного <...> ему разрешена выдача автомобиля. Однако сотрудники автостоянки согласились выдать автомобиль только после оплаты его эвакуации и содержания на стоянке, при этом документальное подтверждение оказанных услуг не предоставили. До настоящего времени заявитель ни к административной, ни к уголовной ответственности не привлечен. Законные основания изъятия автомобиля, возмездной доставки эвакуатором до места автостоянки и помещения его на платную автостоянку ему не разъяснены. Обязанности по оплате указанных услуг не имеется. Ответ на заявление от <...> о проведении проверки по указанному факту до настоящего времени не поступил. По вине сотрудников отдела он лишен своего права по пользованию и распоряжению автомобилем. Просил признать действия должностных лиц указанного отдела, причастных к вынесению решения об изъятии, эвакуации и помещению автомобиля на штрафную автомобильную стоянку в <...>, незаконными.

В судебном заседании С. доводы заявления поддержал.

Представитель Межмуниципального отдела МВД Российской Федерации "Сысертский" Ш. с заявлением не согласилась. Поддержала доводы отзыва, указав, что следователем отдела проводилась проверка по факту <...>, в результате которого <...>. По поручению следователя инспектором ДПС составлен протокол о задержании транспортного средства. У автомобиля заявителя была разбита левая блок-фара, поэтому самостоятельная эксплуатация его была запрещена. Сотрудники отдела действовали в рамках возложенных на них законом полномочий, каких-либо нарушений в их действиях в ходе служебной проверки не обнаружено.

Решением Березовского городского суда Свердловской области от 24 февраля 2012 года отказано в удовлетворении заявления С.

В апелляционной жалобе С. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом.

Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В силу п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В соответствии с п.п. 9, 10, 21 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции" полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются, в том числе, следующие права: производить в случаях и порядке, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, следственные и иные процессуальные действия; проводить оперативно-розыскные мероприятия; производить при осуществлении оперативно-розыскной деятельности изъятие документов, предметов, материалов и сообщений и иные предусмотренные федеральным законом действия; задерживать транспортные средства и отстранять водителей от управления транспортными средствами в случаях и порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

На основании ч. 1 ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В соответствии со ст. 176 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

В силу ч. ч. 2, 3 ст. 177 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации осмотр следов преступления и иных обнаруженных предметов производится на месте производства следственного действия, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи. Если для производства такого осмотра требуется продолжительное время или осмотр на месте затруднен, то предметы должны быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписями следователя и понятых на месте осмотра. Изъятию подлежат только те предметы, которые могут иметь отношение к уголовному делу. При этом в протоколе осмотра по возможности указываются индивидуальные признаки и особенности изымаемых предметов.

Из ч. 1 ст. 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации следует, что по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего Кодекса.

Как следует из материалов гражданского дела и не оспорено, лицами, участвующими в деле, <...> около <...> С., управляющий автомобилем <...> государственный регистрационный знак <...> совершил <...>, в результате чего <...>. В этот же день сообщение о данном происшествии зарегистрировано в <...> на основании рапорта оперативного дежурного МО МВД Российской Федерации "Сысертский", что послужило поводом для начала доследственной проверки. Старший следователь СО Межмуниципального отдела МВД России "Сысертский" Б., проводивший доследственную проверку по вышеуказанному факту, при проведении осмотра места дорожно-транспортного происшествия произвел изъятие транспортного средства <...>, государственный регистрационный знак <...>, принадлежащего С., зафиксировав это в протоколе осмотра места дорожно-транспортного происшествия.

Поскольку имело место сообщение о происшествии, повлекшем <...>, в силу ч. 1 ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации данное сообщение подлежало проверке правоохранительными органами с последующим принятием по нему решения. В рамках такой проверки с соблюдением требований ст. 176 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации старшим следователем СО Межмуниципального отдела МВД России "Сысертский" Б. был проведен осмотр места происшествия, в ходе которого в соответствии со ст. 177 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и был изъят, находившийся на месте дорожно-транспортного происшествия автомобиль с целью дальнейшего осмотра и фиксации следов возможного преступления и для принятия по сообщению решения в соответствии с ч. 1 ст. 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. После проведения доследственной проверки такое решение было принято: постановлением старшего следователя СО Межмуниципального отдела МВД России "Сысертский" Б. от <...> в возбуждении уголовного дела в отношении С. отказано.

С учетом изложенного, судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что действия по изъятию транспортного средства с места происшествия следователем произведены в пределах компетенции сотрудников полиции и в соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, и таким образом, являются законными. Основания для признания действий по изъятию автомобиля неправомерными отсутствуют.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о правомерности действий должностных лиц Межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации "Сысертский" в части эвакуации автомобиля заявителя и его помещения на штрафную стоянку исходя из следующего.

В ходе рассмотрения дела Межмуниципальный отдел МВД Российской Федерации "Сысертский" указывал на то, что изъятие, эвакуация и помещение автомобиля заявителя на стоянку были произведены в связи с невозможностью допуска транспортного средства к эксплуатации из-за наличия неисправностей, возникших вследствие ДТП, а именно, повреждения световых приборов автомобиля. Данное обстоятельство подтверждается и протоколом о задержании транспортного средства от <...>, согласно которому задержание автомобиля произведено по основаниям, предусмотренным Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (л. д. 35). При этом заинтересованное лицо ссылалось на положения ч. 3 ст. 12.5, ч. 2 ст. 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, - влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (согласно приложению).

Указанным перечнем в п. 3.3 предусмотрена ситуация, когда не работают в установленном режиме или загрязнены внешние световые приборы и световозвращатели.

В силу ч. 2 ст. 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при нарушениях правил эксплуатации транспортного средства и управления транспортным средством, предусмотренных статьями 8.23, 9.3, частью 2 статьи 12.1, статьей 12.4, частями 2, 3, 4 - 6 статьи 12.5, частью 2 статьи 12.37 настоящего Кодекса, запрещается эксплуатация транспортного средства, при этом государственные регистрационные знаки подлежат снятию до устранения причины запрещения эксплуатации транспортного средства.

Из приведенных положений закона действительно следует, что транспортное средство с поврежденными световыми приборами, что имело место и в случае с автомобилем С., не может быть допущено к эксплуатации, однако само по себе данное обстоятельство не является достаточным основанием для задержания автомобиля.

В соответствии с ч. 1 ст. 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при нарушениях правил эксплуатации транспортного средства и управления транспортным средством соответствующего вида, предусмотренных частью 1 статьи 11.8.1, статьей 11.9, частью 1 статьи 12.3, частью 2 статьи 12.5, частями 1 и 2 статьи 12.7, частями 1 и 3 статьи 12.8, частью 4 статьи 12.19, частями 1 и 2 статьи 12.21.1, частью 1 статьи 12.21.2, статьей 12.26 настоящего Кодекса, применяется задержание транспортного средства, включающее его перемещение при помощи другого транспортного средства и помещение в специально отведенное охраняемое место (на специализированную стоянку), а также хранение на специализированной стоянке до устранения причины задержания.

Таким образом, задержание транспортного средства на основании ст. 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях возможно только в случае совершения административных правонарушений, перечисленных в части первой указанной статьи, однако указание на правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в ч. 1 ст. 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отсутствует, то есть за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях применение такой меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях как задержание транспортного средства законом не предусмотрено.

В силу ч. 2.1 ст. 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях разрешается движение транспортного средства, за исключением случаев, предусмотренных статьей 9.3 и частью 2 статьи 12.5 настоящего Кодекса, к месту устранения причины запрещения эксплуатации транспортного средства, но не более чем в течение суток с момента запрещения эксплуатации транспортного средства.

Таким образом, при совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, транспортное средство не задерживается, а подлежит движению к месту устранения причины запрещения эксплуатации транспортного средства.

Кроме того, основанием для привлечения к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является управление транспортным средством с неисправными световыми приборами, однако С. такое управление транспортным средством не осуществлялось, поскольку неисправность возникла в результате дорожно-транспортного происшествия, после которого автомобиль уже движение не осуществлял. Данное обстоятельство не оспорено заинтересованным лицом, что подтверждается тем фактом, что к административной ответственности по данному основанию С. привлечен не был; ссылаясь на ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в подтверждение невозможности эксплуатации автомобиля, заинтересованное лицо, тем не менее, не указывало на наличие оснований и на привлечение заявителя к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Между тем, применение такой меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях как задержание транспортного средства возможно только в рамках производства по делу об административном правонарушении, однако в данном случае такое дело не возбуждалось, С. к административной ответственности не привлекался.

Более того, автомобиль, принадлежащий заявителю, не мог быть задержан по основаниям ст. 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку на момент составления протокола о задержании транспортного средства он уже был правомерно изъят старшим следователем СО Межмуниципального отдела МВД России "Сысертский" Б. в ходе доследственной проверки с места дорожно-транспортного происшествия в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, что прямо следует из протокола осмотра места дорожно-транспортного происшествия от <...>, в котором имеется отметка об изъятии с места происшествия автомобиля <...> (л. д. 41 - 45). С учетом данного обстоятельства судебная коллегия отвергает как несостоятельный довод представителя заинтересованного лица о том, что изъятие автомобиля было произведено не в рамках доследственной проверки, а исключительно в связи с невозможностью эксплуатации автомобиля.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Правительства Российской Федерации от 18.12.2003 имеет номер 759, а не 859.

Действия должностных лиц Межмуниципального отдела МВД Российской Федерации "Сысертский" по эвакуации и помещению автомобиля на стоянку осуществлялись уже не в рамках доследственной проверки в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, а исключительно в рамках административного судопроизводства в порядке определенном Правилами задержания транспортного средства, помещения его на стоянку, хранения, а также запрещения его эксплуатации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2003 года N 859, что следует как из протокола о задержании транспортного средства, так и из акта <...> приема задержанного транспортного средства (л. д. 35 об.). Между тем, дело об административном правонарушении в отношении С. не возбуждалось, соответственно отсутствовали основания для эвакуации принадлежащего ему автомобиля на специализированную стоянку, в связи с чем действия по эвакуации транспортного средства и помещению его на специализированную платную стоянку являются незаконными.

Согласно ч. 4 ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предметы, изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты.

Автомобиль был законно изъят у С. в ходе доследственной проверки. Проверка была проведена и окончена с принятием решения в соответствии с ч. 1 ст. 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в отношении заявителя вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Поскольку уголовное дело возбуждено не было, автомобиль заявителя не был признан вещественным доказательством, то по окончании доследственной проверки в соответствии с ч. 4 ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации автомобиль должен был быть возвращен С. должностными лицами Межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации "Сысертский", осуществившими изъятие автомобиля в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Из пояснений С. следует, что до настоящего времени автомобиль им не получен, следователем в акте приема задержанного транспортного средства проставлена отметка о разрешении выдачи транспортного средства, однако сотрудники специализированной автомобильной стоянки автомобиль ему не возвращают в связи с неоплатой услуг по эвакуации и хранению автомобиля. Доводы заявителя подтверждаются актом <...> приема задержанного транспортного средства, в котором отсутствуют данные о возврате транспортного средства.

В силу п. 9 Правил задержания транспортного средства, помещения его на стоянку, хранения, а также запрещения его эксплуатации выдача задержанного транспортного средства производится водителю после оплаты расходов, связанных с хранением транспортного средства на специализированной стоянке, в соответствии с пунктом 6 настоящих Правил.

Вышеприведенные положения подлежат применению в случае задержания транспортного средства в порядке, предусмотренном ст. 27.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, однако, как указано выше, оснований для такого задержания транспортного средства заявителя не имелось, как следствие, не имеется оснований для взыскания с заявителя расходов, связанных с эвакуацией и хранением транспортного средства на специализированной стоянке.

Поскольку помимо законного изъятия автомобиля должностными лицами заинтересованного лица неправомерно была произведена эвакуация принадлежащего заявителю автомобиля на специализированную стоянку, то в настоящее время С. лишен возможности получить принадлежащее ему транспортное средство, при том что на данный момент какие-либо законные основания для удержания автомобиля отсутствуют.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что действиями сотрудников Межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации "Сысертский" нарушены конституционные права С. (ст. 35, ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации).

Доводы представителей заинтересованного лица о том, что права заявителя не нарушены, следователем Б. дано разрешение на выдачу автомобиля, не могут быть признаны состоятельными, поскольку в данном случае в связи с изъятием автомобиля в ходе доследственной проверки следователь обязан возвратить заявителю непосредственно изъятый у него автомобиль, а не дать разрешение на его получение в соответствии с Правилами задержания транспортного средства, помещения его на стоянку, хранения, а также запрещения его эксплуатации, как это предусмотрено в рамках производства по делу об административном правонарушении.

Признавая действия по эвакуации и помещению транспортного средства на специализированную стоянку правомерными, суд вышеприведенные обстоятельства и положения законов во внимание не принял, в связи с чем решение суда в указанной части не может быть признано законным и подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении заявления С.

В соответствии с ч. 1 ст. 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод.

Поскольку в результате неправомерных действий по эвакуации и помещению транспортного средства на специализированную стоянку автомобиль до настоящего времени не возвращен С., законные основания для удержания сотрудниками полиции автомобиля заявителя отсутствуют, обязанность по возвращению автомобиля лежит на Межмуниципальном отделе Министерства внутренних дел Российской Федерации "Сысертский", и нарушение прав С. может быть устранено именно путем возврата принадлежащего ему транспортного средства, судебная коллегия считает возможным для восстановления нарушенного права гражданина возложить на Межмуниципальный отдел Министерства внутренних дел Российской Федерации "Сысертский" обязанность возвратить С. автомобиль <...>, <...> года выпуска.

 

5. Постановление Московского городского суда от 06.07.2012 N 4а-1159/12.

При рассмотрении дела и жалобы судебными инстанциями установлено, что 07 ноября 2011 года в 16 часов 55 минут З., управляя автомашиной марки "***" государственный регистрационный знак ***, следовал в районе дома N 10А по Гостиничному проезду в городе Москве с установленными на передней части транспортного средства световыми приборами с огнями синего цвета, чем нарушил п. 3.6 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность З. подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении; письменными объяснениями свидетелей К. и А.; протоколом досмотра транспортного средства и изъятия вещей; заключением эксперта ООО "****", а также осмотренными в судебном заседании световыми приборами.

Оценив все имеющиеся доказательства в их совокупности, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях З. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод защитника Л. о том, что изъятые у З. световые приборы излучали не синий свет, а белый с голубым оттенком, проверялся судебными инстанциями и был обоснованно отклонен как несостоятельный. С таким выводом следует согласиться, так как он подтверждается совокупностью вышеприведенных доказательств, получивших надлежащую оценку в судебных постановлениях в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ. Так, из письменных объяснений свидетелей К. и А., следует, что у З. были изъяты лампочки, установленные на передней части его автомобиля, которые излучали синий свет (л.д. 5,6). Кроме того, судьей районного суда была назначена экспертиза, согласно которой источники света, установленные на передней части (габаритных огнях) автомобиля "***", государственный регистрационный знак ****, не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Доводы жалобы о том, что в протоколе об административном правонарушении не указаны марка, модель и номера изъятых лампочек; инспектор ГИБДД, не обладая специальными познаниями и не используя средство технического диагностирования, сделал вывод о несоответствии цвета и режима работы огней приборов, установленных на передней части автомашины З., требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, не влекут удовлетворение жалобы, поскольку данные обстоятельства не повлияли на правильность выводов судебных инстанций о виновности З. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод заявителя о том, что дело об административном правонарушении и жалоба рассмотрены судебными инстанциями не всесторонне и не объективно, нельзя признать обоснованным. Представленные материалы свидетельствуют о том, что при рассмотрении настоящего дела и жалобы мировой судья и судья районного суда исследовали все имеющиеся по делу доказательства, проверили их достоверность и допустимость. Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях З. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

 

6. Постановление Самарского областного суда от 10.08.2012 N 4а-546.

Из материалов дела следует, что инспектором ДПС в отношении Г. составлен протокол об административном правонарушении 63 СА N 875931 от 19.06.2012 г. за управление транспортным средством - автомобилем ВАЗ-21099, на передней части которого, в нарушение п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, установлены световые приборы, режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, а именно газоразрядные источники света.

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, заключается, в том числе, в нарушении требований п. 3.1 Перечня неисправностей, запрещающих эксплуатацию транспортного средства, на передней части которого установлены световые приборы, режим которых не соответствует конструкции транспортного средства.

Из ответа главного конструктора ОАО "АвтоВАЗ" на запрос следует, что на выпускаемых предприятием автомобилях не применяются фары с газоразрядными источниками света.

В соответствии с разъяснениями ФГУП "Научно-исследовательский и экспериментальный институт автомобильной электроники и электрооборудования" под понятием "режим работы" следует понимать совокупность технических характеристик фар, соответствующих тому или иному светораспределению, обеспечивающему безопасность дорожного движения в зависимости от дорожной ситуации и метеоусловий. В свою очередь светораспределение, согласно Правил ЕЭК ООН, определяется категорией используемого источника света и конструкцией светового прибора. Например, Правила N 112 регламентируют технические характеристики для фар с галогенными лампами, а Правила N 98 для фар с газоразрядными лампами.

В соответствии с Правилами ЕЭК ООН N 112, ГОСТ Р 41.112-2005 обозначение категории галогенных ламп накаливания, приведенное на их цоколе или колбе, начинается с буквы "Н", а в соответствии с Правилами ЕЭК ООН N 98, ГОСТ Р 41.98-99 указанная на цоколе маркировка газоразрядных источников света начинается с буквы "D".

Между тем, из протокола осмотра места происшествия, протокола досмотра транспортного средства и протокола изъятия вещей следует, что с автомобиля Греченко изъяты лампы, на цоколе которых указана маркировка, начинающаяся с буквы "Н" (Н 4 HIIL HIP XENON), что в соответствии с вышеприведенными Правилами должно соответствовать маркировке галогенных ламп, а не газоразрядных.

Однако данное противоречие судом оставлено без должного внимания и в ходе рассмотрения дела не устранено.

Кроме того, при проверке административного дела в порядке надзора установлено, что изъятые лампы к материалам дела не приложены, хотя из сопроводительного письма от 22.06.2012 г. следует, что мировому судье Госавтоинспекцией вместе с административным материалом направлялся опечатанный пакет с комплектом ксеноновых ламп и блоками розжига.

В силу п. 4 ст. 1.5 КоАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Исходя из того, что вина Греченко в совершении инкриминируемого ему правонарушения судом не доказана, имеются основания для отмены состоявшихся судебных решений и прекращения административного производства.

 

7. Постановление Московского городского суда от 17.09.2012 N 4а-1940/12.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно ст. 26.1 КоАП РФ в ходе разбирательства по делу об административном правонарушении выяснению подлежат обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а именно: наличие события административного правонарушения; виновность лица в совершении административного правонарушения; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Диспозиция ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно п. 3.1. Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (приложение к Основным положениям) эксплуатация транспортного средства запрещена в случае, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствуют требованиям конструкции транспортного средства.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 17 марта 2012 года в 23 часа 10 минут К., управляя автомашиной марки "***" государственный регистрационный знак ***, следовал по 148 км Минского шоссе в Московской области с установленными на передней части транспортного средства световыми приборами, цвет огней которых не соответствует Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения. Указанные действия К. квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Обосновывая виновность К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, мировой судья сослался на собранные по делу доказательства: протокол об административном правонарушении, протокол о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства, рапорт инспектора ГИБДД.

При вынесении постановления по данному делу мировой судья исходил из того, что на передней части транспортного средства К. были установлены световые приборы синего цвета, цвет огней которых не соответствует Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, что образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

С таким выводом мирового судьи согласился судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

Между тем, мировой судья и судья районного суда необоснованно пришли к выводу о доказанности вины К. в нарушении п. 2.3.1 ПДД РФ, повлекшем управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, цвет работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, поскольку судебными инстанциями не дана оценка тому обстоятельству, что проверка цветовой принадлежности потока ламп, установленных на автомобиле К., сотрудником ГИБДД должна была осуществляться специальным техническим средством, а не методом непосредственной визуализации. Таким образом, инспектор ГИБДД, не обладая специальными познаниями, и не используя какие-либо специальные технические средства, сделал вывод о несоответствии цвета и режима работы огней, установленных на передней части автомобиля К., Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно ч. 1 ст. 26.4 КоАП РФ в случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы.

Как усматривается из материалов дела, экспертиза по вышеуказанному событию судебными инстанциями не назначалась.

Согласно ч. 3 ст. 30.6 КоАП РФ судья, вышестоящее должностное лицо не связаны доводами жалобы и проверяют дело в полном объеме.

Однако указанные выше обстоятельства в нарушение ст. 30.6 КоАП РФ остались без внимания и должной оценки со стороны судьи районного суда, рассмотревшего жалобу на постановление мирового судьи.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 123 Рязанского района города Москвы от 24 мая 2012 года и решение судьи Кузьминского районного суда города Москвы от 07 июня 2012 года в отношении К. не могут быть признаны законными и подлежат отмене.

Производство по делу об административном правонарушении в отношении К. подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

 

8. Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 17.12.2012 N 4а-1658/12.

Из материалов дела следует, что, рассматривая жалобу защитника Б. Федорова А.В., судья Фрунзенского районного суда пришел к выводу, что постановление от 15 августа 2012 года о привлечении Б. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ подлежит отмене, поскольку оно основано на недопустимом доказательстве, а именно протоколе об административном правонарушении. Как усматривается, в протоколе об административном правонарушении 78 АЕ N 095910 от 21.07.2012 г. объяснения по делу были даны переводчиком Э., сам протокол был подписан также последним, а не лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, то есть Б., что не предусмотрено действующим административно-процессуальным законодательством, и было признано существенным недостатком протокола, в связи с чем он не мог быть принят в качестве надлежащего доказательства по делу.

Кроме того, судьей Фрунзенского районного суда были выявлены и другие нарушения действующего законодательства, допущенные при возбуждении дела об административном правонарушении в отношении Б., которые были расценены судьей как существенные и влекущие отмену постановления мирового судьи.

Указанные нарушения при оформлении административного материала, а также ссылка судьи Фрунзенского районного суда на то, что "вывод мирового судьи о доказанности вины Б. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, является необоснованным, поэтому постановление мирового судьи подлежит отмене", свидетельствует о том, что фактически судья районного суда приходит к выводу о недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Согласно же п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении может быть вынесено решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 КоАП РФ, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Учитывая изложенное, вывод судьи Фрунзенского районного суда о том, что дело подлежит прекращению на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, тогда как было установлено, что не доказаны обстоятельства, на основании которых было вынесено постановление, является необоснованным. При таких обстоятельствах, решение судьи Фрунзенского районного суда подлежит изменению в части указания основания прекращения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, в отношении Б., а именно прекратить за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

 

Ознакомиться с анализом судебной практики по годам: 2006-200920101 полугодие 20112 полугодие 201120121 кв. 20132 кв. 20133 кв. 20134 кв. 20131 кв. 20142 кв. 20143 кв. 20144 кв. 20141 кв. 20152 кв. 2015.

 

Дополнительный материал по теме:

Что делать, если Вас остановили за использование ксеноновых ламп на автомобиле.

Случаи незаконного привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые могут помочь избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые не помогут избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.