Автовладельцам

Ситуация:

Анализ судебной практики за 1 полугодие 2011 года. Административная ответственность за управление автомобилем с ксеноновыми фарами (ст. 12.5 ч. 3 КоАП РФ).

Решение:

Январь 2011

 

1. Кассационное определение Пермского краевого суда от 17.01.2011 по делу N 33-11689/144.

Р.С. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ и МВД РФ о взыскании убытков 336000 руб. Исковые требования мотивировал тем, что 30 ноября 2007 г. принадлежащий ему автомобиль /марка/ был задержан сотрудниками полка ДПС ГИБДД ГУВД по Пермскому краю в связи с обнаружением признаков административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ. Был составлен протокол изъятия катафотов, а спустя полчаса протокол о запрещении эксплуатации транспортного средства, были сняты регистрационные знаки. Считает действия сотрудников милиции незаконными, поскольку регистрационные знаки могут быть сняты до устранения причины запрещения эксплуатации транспортного средства, однако это сделано после устранения причин запрета. В силу п. 22 Правил задержания транспортного средства, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18 декабря 2003 г. N 759, после устранения причины запрещения эксплуатации транспортное средство допускается к эксплуатации, а регистрационные знаки возвращаются владельцу. Вместо этого регистрационные знаки с протоколом об административном правонарушении направлены в мировой суд Калининского округа г. Тюмени и фактически получены 27 декабря 2007 г. Эксплуатация автомобиля без регистрационных знаков не допускается. Время простоя автомобиля составило 28 дней. Истец сдавал автомобиль в аренду ЗАО <...>. На основании п. 4 ст. 614 ГК РФ арендатор потребовал уменьшения арендной платы. Каждый день простоя автомобиля причинил убытки 12000 руб. неполученной арендной платы. Мировой судья не установил в действиях водителя нарушения ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, прекратив производство по делу. На основании ст. 12, 16, 1064, 1071 ГК РФ просил удовлетворить заявленные требования.

Судом постановлено приведенное выше решение, об изменении которого и полном удовлетворении предъявленных им требований просит в кассационной жалобе истец, ссылаясь на то, что решение суда является необоснованным, поскольку обстоятельствам данного дела судом дана неправильная оценка.

Судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению решения суда по доводам, изложенным в кассационных жалобах.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд руководствовался положениями ст. 15 и 1069 ГК РФ. Суд пришел к выводу о том, что соответствующие действия сотрудников ДПС ГИБДД ГУВД по Пермскому краю являлись незаконными, поскольку изъятие регистрационных знаков с автомобиля /марка/ было необоснованным, что следует из установленного мировым судьей отсутствия в действиях Л. признаков административного правонарушения. В указанной части решение не оспаривается и его законность судебная коллегия не проверяет.

Кроме того, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что в результате указанных действий должностных лиц была запрещена эксплуатация транспортного средства /марка/, что привело к неполучению Р.С. арендной платы от ЗАО <...> за работу автомобиля 1 и 2 декабря 2007 г.

Доводы истца о том, что в результате указанных неправомерных действий автомобиль не мог эксплуатироваться и использоваться по назначению арендатором 29 и 30 ноября 2007 г. суд обоснованно отклонил. Суд отметил, что, как следует из путевого листа и протоколов об административном правонарушении, запрете эксплуатации 29 и 30 ноября 2007 г. автомобиль эксплуатировался ЗАО <...>. То обстоятельство, что истец добровольно отказался от получения арендной платы за эти дни работы автомобиля от ЗАО <...> не дает оснований для взыскания этих сумм с ответчиков. Доказательств в подтверждение того, что автомобиль /марка/ должен был работать в период с 3 по 27 декабря 2007 г. истцом суду не представлено. Суд отметил, что из пояснений истца и договора аренды следует, что с 15 по 29 ноября 2007 г. автомобиль /марка/ не работал, и арендная плата истцу не выплачивалась, несмотря на наличие заключенного договора. Поездка, в ходе которой была незаконно запрещена эксплуатация автомобиля, запланирована на 4 дня, что следует из путевого листа и подтверждается показаниями свидетеля Н. Суд исходил из того, что истцом не доказано его утверждение о том, что после 3 декабря 2007 г. он должен был получать арендную плату, и был лишен такой возможности вследствие незаконных действий должностных лиц. В соглашении об уменьшении размера арендной платы (л.д. 19) отсутствует указание на период простоя автомобиля, который повлек за собой необходимость соответствующего уменьшения размера арендной платы. Учитывая все изложенные выше обстоятельства, суд указал на то, что вследствие незаконных действий должностных лиц ДПС ГИБДД ГУВД по Пермскому краю Р.С. не были получены доходы от аренды автомобиля /марка/ в сумме 24000 руб., которые он получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Суд обоснованно указал на то, что надлежащим ответчиком по заявленным требованиям является Министерство финансов РФ, поскольку вред причинен работниками государственного органа исполнительной власти (МВД РФ), следовательно возмещается за счет казны Российской Федерации. В соответствии со ст. 1071 ГК РФ от имени казны РФ выступает соответствующий финансовый орган - Министерство финансов РФ. Предъявление исковых требований к МВД РФ не основано на нормах действующего гражданского законодательства.

Совокупности собранных по данному делу доказательств - объяснениям сторон, показаниям свидетеля, письменным доказательствам, судом дана надлежащая оценка, выводы суда должным образом мотивированы. Оснований для переоценки исследованных судом доказательств, на чем фактически настаивает в кассационной жалобе истец, суд кассационной инстанции не находит.

В частности, суд учитывал то обстоятельство, что Р.С. является собственником грузового автомобиля ДАФ. Согласно договору от 15 ноября 2007 г. Р.С. предоставил автомобиль /марка/ в аренду ЗАО <...> на срок с 15 ноября 2007 г. по 15 ноября 2008 г. Размер арендной платы составляет 12000 руб. за каждый день работы автомобиля. Согласно путевому листу от 29 ноября 2007 г. автомобиль /марка/ под управлением водителя Л. был отправлен в поездку от имени ЗАО <...> по маршруту Пермь-Ува на период с 29 ноября по 2 декабря 2007 г. 30 ноября 2007 г. работниками полка ДПС ГИБДД ГУВД по Пермскому краю составлен протокол об изъятии с передней части автомобиля /марка/ катафотов, об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, о запрещении эксплуатации транспортного средства (к протоколу приложены госномера). Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Калининского АО г. Тюмени производство по делу в отношении Л. об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ прекращено за отсутствием состава, Л. от административной ответственности освобожден. 27 декабря 2007 г. Р.С. получены регистрационные знаки автомобиля /марка/.

Ссылка истца на то, что размер причиненных ему убытков превышает 24 000 рублей, является несостоятельной. Она получила в решении надлежащую оценку и была обоснованно отклонена судом. Ссылок на иные основания, влекущие необходимость отмены решения суда, кассационная жалоба не содержит.

 

2. Определение Тверского областного суда от 13.01.2011 по делу N 33-119.

В обоснование своих требований указал на нарушения его прав и свобод при привлечении его к административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, выразившееся в остановке вне стационарного поста и без объяснения причин остановки, не сообщении номера жетона сотрудника, определении состава правонарушения на "глазок", не разъяснении прав, в том числе на защиту при составлении протокола об административном правонарушении, не направлении материала для рассмотрения по месту жительства. В результате неправомерных действий должностного лица у него было отобрано водительское удостоверение, связи с чем, просил признать действия ФИО11 незаконными и решить вопрос о его служебном несоответствии с привлечением к ответственности за нарушение прав гражданина при производстве по делу об административном правонарушении.

В судебном заседании представитель заявителя по доверенности Б. требования поддержала в полном объеме по доводам, изложенным в жалобе.

Представитель ОГИБДД ОВД по Нелидовскому району ФИО4 в судебном заседании с жалобой не согласился и пояснил, что действия инспектора ГИБДД К. при составлении протокола об административном правонарушении в отношении Ш. правомерны и совершены в рамках административного регламента и соответствующих внутриведомственных приказов и распоряжений. Протокол составлен полномочным лицом с соблюдением установленного порядка, предусмотренного КоАП РФ.

Инспектор ДПС ОГИБДД ОВД по Нелидовскому району ФИО5 с жалобой не согласился и пояснил, что в действиях водителя Ш. визуально были установлены признаки нескольких административных правонарушений, в том числе и правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, за совершение которого он составил протокол об административном правонарушении. Данное правонарушение предусматривало наказание в виде лишения права управления транспортными средствами, поэтому было изъято водительское удостоверение, а в последующем материал направлен мировому судье для разрешения по существу. Процедура оформления произведена в соответствии с КоАП РФ и заняла не более 15-20 минут.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене решения суда. В обоснование указывается, что суд, ссылаясь на п. 9, 40 Регламента, а также оценивая протокол, составленный в отношении Ш., указал, что обстоятельства, установленные в протоколе, не были исследованы в рамках административного производства, и что с учетом установленных обстоятельств оспариваемые действия совершены в соответствии с законом в пределах полномочий предоставленных должностному лицу. Однако, принимая одностороннюю позицию, суд не принял во внимание тот факт, что инспектором ДПС ОГИБДД ОВД по Нелидовскому району был нарушен п. 20 приказа МВД 185 от 2 марта 2009 года, в котором говорится, что при обращении к участнику дорожного движения сотрудник должен представиться, назвать свою должность, специальное звание и фамилию, после чего кратко сообщить причину и цель обращения. Нарушен также п. 19 приказа МВД 185 от 2 марта 2009 года, согласно которому взаимоотношения сотрудников с участниками дорожного движения основываются на строгом соблюдении законности, внимательном и уважительном отношении к гражданам. Из-за неправомерного поведения сотрудника ОГИБДД Ш. был задержан на дороге на длительное время, несмотря на дневное время и жару. Инспектор намеренно затягивал время составления протокола, сидя в патрульной машине, необоснованно привлек гражданина к административной ответственности, в протокол не были занесены свидетели, ехавшие с Ш. в одной машине, т.е. свидетелями в данной ситуации выступили только сотрудники ОГИБДД ОВД, являющиеся заинтересованными лицами.

Протокол составлялся в машине сотрудников, Ш. перед началом составления протокола не были разъяснены положения ст. 25.1 КоАП РФ и ст. 51 Конституции РФ, он расписался только за получение протокола. Была жара, в машине находился маленький ребенок, машина на дороге простояла около часа. Фактически инспектор лишил Ш. права на получение квалифицированной юридической помощи. Суд не принял во внимание, что мировой судья прекратил административное производство в отношении Ш., тем самым признав его невиновным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения представителя заявителя Б., поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда.

В соответствии с положениями норм главы 25 ГПК РФ решение об удовлетворении заявленных требований об оспаривании действий (бездействий) должностного лица принимается в случае, если в судебном заседании будет установлено, что оспариваемое действие (бездействие) противоречит закону, а также то, что оспариваемыми действиями были нарушены права и свободы заявителя.

В соответствии с п. 35 Административного регламента Министерства внутренних дел РФ исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного приказом МВД РФ от 2 марта 2009 г. N 185, исполнение сотрудниками административных процедур (административных действий) осуществляется на постах, маршрутах патрулирования, административных участках, а также в ходе передвижения сотрудника на патрульном транспортном средстве в зоне ответственности подразделения к месту несения службы и обратно и в иных случаях передвижения по указанию (разрешению) руководителя подразделения или дежурного.

Пунктами 39, 40 данного Регламента предусмотрено, что контроль за дорожным движением включает визуальное или с использованием технических средств наблюдение за движением транспортных средств и пешеходов, который может осуществляться на патрульном автомобиле в движении или стационарном положении.

Основаниями к остановке транспортного средства сотрудником в соответствии с п. 63 вышеназванного Регламента являются установленные визуально или зафиксированные с использованием технических средств признаки нарушений требований в области обеспечения безопасности дорожного движения.

В соответствии с приказом N 444 МВД РФ от 2 июня 2005 года и п. 1 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ сотрудники Госавтоинспекции уполномочены составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.5 КоАП РФ.

Судом установлено, что 10 декабря 2007 года инспектор ДПС ОГИБДД ОВД по Нелидовскому району ФИО5, проходящий службу в должности инспектора ДПС ОГИБДД по Нелидовскому району, в соответствии с постовой ведомостью от 01 августа 2010 года заступил на службу с 9 до 21 часа в составе наряда ПА (патруль автомобильный).

Из материалов дела видно, что 1 августа 2010 года в 12 часов 05 минут им был составлен протокол об административном правонарушении в отношении Ш. в связи с совершением последним 1 августа 2010 года в 12 часов 01 минуту административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.5 ч. 3 КоАП РФ, выразившегося в управлении автомобилем с газоразрядным источником света, факт оборудования автомобиля которым был установлен визуально.

В данном протоколе содержатся данные, предусмотренные ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ, имеется запись о разъяснении Ш. прав, предусмотренных ст. 51 Конституции РФ, а также ст. 25.1 КоАП РФ, включающую право пользоваться юридической помощью защитника. Протокол заполнен от руки шариковой ручкой с наполнителем синего цвета и разборчиво, без помарок и исправлений, подписан должностным лицом, составившим его, и лицом, в отношении которого он составлен. Каких-либо замечаний на действия сотрудника ГИБДД ФИО5 в протоколе об административном правонарушении не содержится.

Сам Ш. участия в рассмотрении данного гражданского дела не принимал. В поданном в суд заявлении не указывались свидетели, которые могли бы подтвердить обстоятельства, на которые ссылался заявитель, в судебном заседании ходатайств о вызове и допросе свидетелей также не заявлялось. При таких обстоятельствах, ксерокопия заявления ФИО6, приложенная к кассационной жалобе, в которой содержатся пояснения о событии 1 августа 2010 года, не могут расцениваться в качестве доказательства в силу требований ст. 60 ГПК РФ.

Таким образом, оснований, предусмотренных нормами главы 25 ГПК РФ, для удовлетворения заявления Ш. у суда первой инстанции оснований не имелось, в связи с чем, решение суда первой инстанции является правильным.

 

3. Постановление Саратовского областного суда.

Согласно ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В соответствии с п. 3.4 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 1090), запрещена эксплуатация транспортных средств, если на световых приборах отсутствуют рассеиватели либо используются рассеиватели и лампы, не соответствующие типу данного светового прибора.

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В силу пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 1090, водитель транспортного средства перед выездом обязан проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно разъяснениям Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД России об использовании "ксеноновых фар" от ДД.ММ.ГГГГ в настоящее время на автотранспортные средства устанавливаются фары следующих официально утвержденных типов:

- C - ближнего, R - дальнего, CR - двухрежимного (ближнего и дальнего) света с лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112, ФИО2 41.112-2005);

- HC - ближнего, HR - дальнего, HCR - двухрежимного света с галогенными лампами накаливания (Правила ЕЭК ООН N 112, ФИО2 41.112-2005);

- DC - ближнего, DR - дальнего, DCR - двухрежимного света с газоразрядными источниками света (Правила ЕЭК ООН N 98, ФИО2 41.98-99).

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов.

Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Как следует из материалов дела, ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ в 18 часов 50 минут около на Набережной Космонавтов в, управлял транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с лампами, не соответствующими типу данного светового прибора, чем нарушил п. 3.4 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, то есть совершил правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Факт совершения ФИО1 административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, подтверждается собранными по делу, не имеющими противоречий, составленными уполномоченными должностными лицами доказательствами: протоколом о запрещении эксплуатации транспортного средства (л.д. 3), протоколом об административном правонарушении (л.д. 4), протоколом об аресте вещей (л.д. 5). Все вышеуказанные документы подписаны ФИО1 без каких-либо замечаний.

Кроме того, протокол об административном правонарушении имеет указание на маркировку световых приборов, в которых были установлены газоразрядные источники света - HCR, соответствующую фарам двухрежимного света с галогенными лампами накаливания. Из показаний свидетеля Д.А.Ф., данных им в суде первой инстанции, также следует, что ксенон был установлен в передних фарах для ближнего и дальнего света (л.д. 27). Согласно объяснениям, данным ФИО1, в протоколе об административном правонарушении указано, что противотуманные фары его автомобиля находились в неисправном состоянии.

Таким образом, обстоятельства правонарушения - использование во внешних световых приборах (фары типа HCR) газоразрядных источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, установлены судебными инстанциями на основании вышеприведенных доказательств, в связи с чем виновность ФИО1 в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, сомнений не вызывает.

Доводы жалобы об обратном, сводятся к переоценке установленных по делу обстоятельств. Вместе с тем, оснований для их переоценки не усматриваю.

Ссылка заявителя на имеющуюся у него диагностическую карту транспортного средства от ДД.ММ.ГГГГ, содержащую сведения о соответствии установленных на его автомобиле противотуманных фар требованиям безопасности дорожного движения, на законность судебных постановлений не влияет, поскольку выводов суда не опровергает.

Совокупность исследованных по делу доказательств позволила судебным инстанциям прийти к обоснованному выводу о виновности ФИО1 в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Наказание ФИО1 назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и в соответствии с требованиями ст. 4.1 Кодекса с учетом характера совершенного правонарушения, личности правонарушителя и с учетом обстоятельств смягчающих и отягчающих ответственность.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы не имеется.

 

Февраль 2011

 

4. Постановление Московского городского суда от 16.02.2011 по делу N 4а-3675/10.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 12.09.2010 г. в 19 часов 40 минут И., следуя в районе *** км автодороги ***, управлял автомобилем марки "****" государственный регистрационный знак N с установленными на нем газоразрядными источниками света в передние осветительные приборы - фары типа CR (HCR), которые предназначены под галогенные лампы, то есть режим работы внешних световых приборов не соответствовал требованиям конструкции транспортного средства, чем нарушил п. п. 3.1, 3.4 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, утвержденного постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 года N 1090. Указанными действиями И. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность И. подтверждены: протоколом об административном правонарушении, рапортом инспектора КПМ Б., протоколом о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства, протоколом об аресте вещей, фотоматериалами, поэтому вывод мирового судьи о наличии в действиях И. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, является правильным. Достоверность и допустимость указанных доказательств сомнений не вызывает.

Довод И. о том, что при рассмотрении дела мировым судьей не были правильно установлены обстоятельства дела, так как вменение ему нарушения п. п. 3.1, 3.4 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, не образует состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, нельзя признать состоятельным. Часть 3 ст. 12.5 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения. Как следует из материалов дела, И. установил газоразрядные источники света в передние осветительные приборы своего автомобиля "***" - фары типа CR (HCR), которые предназначены под галогенные лампы, что не соответствует требованиям конструкции данного транспортного средства и является нарушением п. п. 3.1, 3.4 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, утвержденного постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 года N 1090, в связи с чем действия И. были правильно квалифицированы мировым судьей по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что при рассмотрении дела мировым судьей не было установлено точное место совершения правонарушения, так как в постановлении мирового судьи не указано, в каком именно субъекте РФ находится место вменяемого И. правонарушения, не может повлечь отмену вынесенных по делу судебных постановлений. Как следует из материалов дела, при рассмотрении дела мировым судьей было установлено, что И. совершил данное административное правонарушение, следуя в районе **** км автодороги ***. При этом не указание в постановлении мирового судьи субъекта РФ, где расположен данный участок дороги, не имеет правового значения для квалификации действий И. по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, а также не влияет на территориальную подведомственность рассмотрения дела.

Довод И. о том, что при рассмотрении жалобы судьей районного суда не были приняты во внимание и оценены должным образом его доводы, является несостоятельным. Мировым судьей и судьей районного суда проверены достоверность и допустимость всех имеющихся по делу доказательств, включая объяснения И., им дана надлежащая оценка. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемых судебных постановлений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены.

 

5. Постановление Самарского областного суда от 15.02.2011 по делу N 4а-22.

Из представленных материалов усматривается, что 30.07.2010 г. в 20 час. 00 мин. на П. управлял N на передней части которого установлены световые приборы тип и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, а именно: установлены газоразрядные лампы (ксенон) не соответствующие типу данного транспортного средства, на рассеивателе фар имеется маркировка Н1, отсутствует омыватель фар и автоматический корректор фар.

Факт совершения П. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно, протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом о запрещении эксплуатации транспортного средства, протоколом изъятия вещей и документов, оцененными в совокупности с другими материалами дела по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях П. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, является правильным.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение, в котором дал мотивированную оценку всем доказательствам, а также доводам жалобы.

 

6. Постановление Самарского областного суда от 15.02.2011 по делу N 4а-55/2011.

Из материалов дела следует, что К. привлечен к административной ответственности за то, что 02.11.2010 г. в 13 час. 20 мин., на территории, управлял а/м номер и марка обезличены, на которой установлены внешние световые приборы, тип, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, а именно ксеноновые газоразрядные лампы.

Пунктом 2.3.1 Правил дорожного движения РФ предусмотрено, что водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Согласно п. 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, на транспортном средстве установлены: спереди - световые приборы с огнями любого цвета, кроме белого, желтого или оранжевого, и световозвращающие приспособления любого цвета, кроме белого; сзади - фонари заднего хода и освещения государственного регистрационного знака с огнями любого цвета, кроме белого, и иные световые приборы с огнями любого цвета, кроме красного, желтого или оранжевого, а также световозвращающие приспособления любого цвета, кроме красного.

Частью 3 ст. 12.5 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Для квалификации действий по указанной статье, юридическое значение имеет нарушение требований п. 3.6, 3.1 Перечня неисправностей, запрещающих эксплуатацию транспортного средства, на передней части которого установлены световые приборы красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет и режим которых не соответствует конструкции транспортного средства.

Однако материалы дела не содержат информацию о типе и маркировке вышеозначенных ламп.

Данный вопрос судом также не выяснялся в ходе разбирательства по делу.

Из ст. 26.1 КоАП РФ следует, что виновность лица в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию.

В соответствии со ст. 1.5 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Таким образом, вина К. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, не доказана.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ в случаях существенного нарушения судом процессуальных требований, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, то по результатам рассмотрения жалобы (протеста) выносится решение об отмене постановления и о возвращении дела на новое рассмотрение судье.

Но, принимая во внимание, что в соответствии с ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ истек срок давности привлечения К. к ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, производство по делу подлежит прекращению за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

 

7. Постановление Самарского областного суда от 24.02.2011 по делу N 4а-7/2011.

В надзорной жалобе Е. просит пересмотреть состоявшиеся постановления мирового судьи, так как установленные протоколом обстоятельства дела не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как он не виновен. Протокол составлен заинтересованными в деле сотрудниками ГИБДД, понятыми были лица кавказской национальности. Машина была полностью исправной, на ней были стандартные световые приборы. Его вина допустимыми доказательствами не подтверждается. Использование в процессе фиксации правонарушения несертифицированной видеотехники является незаконным.

Оснований к пересмотру состоявшихся постановлений не нахожу.

Доводы жалобы о необоснованном привлечении к административной ответственности опровергаются протоколом о совершенном правонарушении, протоколом осмотра транспортного средства л.д. 3, 9 - 12.

Свидетель ФИО1 в этой связи пояснил, что 26.11.2010 г. в ходе проверки и визуального осмотра транспортного средства под управлением Е. он в присутствии понятых обнаружил, что на передние световые приборы (блок-фары) были кустарным способом установлены газоразрядные (ксеноновые) лампы, не соответствующие типу данного светового прибора. Эти лампы он в присутствии понятых отсоединил и изъял. Все это он зафиксировал на видео.

Согласно письму "АВТОВАЗа" на его продукцию световые приборы с газоразрядными источниками света не устанавливаются л.д. 25.

Таким образом, суд на основе полного и всестороннего анализа совокупности доказательств пришел к обоснованному выводу о виновности Е.

Применение бытовой техники фиксации визуальной информации в полной мере отвечает требованиям ст. 26.2 КоАП РФ инее требует сертификации и поверки в органах стандартизации и метрологии.

 

8. Постановление Московского областного суда от 08.02.2011 N 4а-65/11.

Из дела следует, что ДД.ММ.ГГГГ в 23 часа 35 минут, на <адрес> в <адрес>, водитель ФИО1, в нарушение п. 2.3.1 ПДД РФ и п. 3.1 и 3.6 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, управлял транспортным средством Тойота Марк2 г.р.з. "номер", на передней части которого установлены световые приборы, цвет огней которых не соответствует требованиям основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, чем совершил правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Вина ФИО1 в совершении вмененного административного правонарушения, подтверждается протоколами об административном правонарушении, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов, рапортом сотрудника ОГИБДД, показаниями свидетелей, а также другими доказательствами, оцененными судом в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ.

Суд правильно счел данную совокупность доказательств достаточной для принятия решения по делу и обоснованно пришел к выводу об установлении вины ФИО1 в совершении административного правонарушения, поэтому доводы о том, что дело рассмотрено неполно и необъективно, являются несостоятельными.

Административное наказание назначено с учетом общих правил назначения наказания в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8 и 4.1 КоАП РФ, находится в пределах санкции статьи ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Сроки давности привлечения к административной ответственности соблюдены. Оснований для прекращения производства по делу не имеется.

Постановление мирового судьи соответствует требованиям ст. 29.10 КоАП РФ.

Городской суд рассмотрел жалобу на постановление мирового судьи в соответствии с требованиями ст. ст. 30.6, 30.7 КоАП РФ, решение суда законно и обоснованно, каких-либо процессуальных нарушений, влекущих отмену судебного акта не допущено.

Выдвигаемая в надзорной жалобе версия ФИО1 о невиновности являлась предметом рассмотрения в городском суде, и обоснованно отвергнута, как опровергнутая материалами дела.

Доказательств доводу жалобы ФИО1 о том, что протоколы составлены некомпетентными сотрудниками милиции ненадлежащее исполняющими свои обязанности, в связи с чем, эти документы не могут являться доказательствами по делу, не является обоснованным, поскольку некомпетентность сотрудников милиции не подтверждается какими-либо доказательствами. Кроме того, сведений о том, что ФИО1 обращался в правоохранительные органы с заявлением по поводу неправомерных действий со стороны сотрудников ГИБДД, материалы дела не содержат, и на наличие таких обстоятельств он в жалобе не ссылается.

Статьей 26.2 КоАП РФ определено, что доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых судья устанавливает наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства имеющие значение для правильного разрешения дела, в связи с чем, процессуальные документы, составленные сотрудниками милиции, и рапорт сотрудника ОГИБДД являлись доказательствами, которым суд при рассмотрении дела по существу, дал надлежащую оценку, признав их соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Довод жалобы о том, что судом было допущено нарушения права на защиту, и в качестве представителя не была допущена к участию в деле сестра ФИО1, имевшая надлежащую доверенность, также подлежит отклонению по следующим основаниям. В соответствии с требованиями ст. 24.4 КоАП РФ ходатайства заявляются в письменной форме и подлежит немедленному рассмотрению, решение об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства, выносится судом в форме определения. В материалах дела отсутствует письменное ходатайство ФИО1, копия доверенности и определение суда. Права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, ФИО2 разъяснены судом под роспись (л.д. 10), ходатайств при этом им заявлено не было. Кроме того, согласно имеющимся протоколам судебных заседаний при рассмотрении дела по существу от ФИО1 также не поступали какие-либо ходатайства, в том числе и об участии в деле защитника.

Все приведенные в надзорной жалобе доводы о том, что установка осветительных приборов, которые являются повторителями поворотов, произведена заводом-изготовителем, проверялись городским судом и получили надлежащую оценку. Они не содержат правовых аргументов, влияющих на выводы суда, в связи с чем, подлежат отклонению, как несостоятельные.

Процессуальных нарушений, влекущих безусловную отмену судебных актов, не установлено, оснований для их отмены или изменения по доводам жалобы не имеется.

Вместе с тем, при назначении ФИО1 наказания, мировым судом допущено нарушение в части не назначения дополнительного наказания в виде конфискации, которое не устранено при пересмотре дела городским судом. В соответствии с требованиями ст. 3.3, 3.7 и ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ в качестве дополнительного наказания санкцией статьи предусмотрена конфискация световых приборов и приспособлений. В нарушение данного требования закона, мировым судом световые приборы признаны доказательствами по делу и возвращены владельцу ФИО1. Вместе с тем, на стадии пересмотра дела судом надзорной инстанции, ухудшение положения лица, привлеченного к административной ответственности невозможно.

Кроме того, городским судом при пересмотре дела допущена описка в дате вынесения решения, подлежащая устранению. Вместо ДД.ММ.ГГГГ Шатурский городской суд <адрес> ошибочно указал ДД.ММ.ГГГГ.

При таких обстоятельствах данная техническая ошибка(описка) подлежит устранению, а указание на месяц сентябрь - исключению из вводной части решения суда.

 

Март 2011

 

9. Постановление Липецкого областного суда от 24.03.2011 N 44А-36-2011.

В силу ч. 3 ст. 12.5. КоАП РФ управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

В соответствии с п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, утвержденного постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 года N 1090, в том случае, если количество, тип, цвет, расположение и режим работы внешних световых приборов не соответствует требованиям конструкции транспортного средства, то его эксплуатация запрещается.

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Собранные по делу доказательства не оставляют сомнений в совершении К.Д. административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Как видно из материалов дела, 3 октября 2010 года в 08 час. 20 мин., в районе дома N 2 "Б" по ул. Неделина г. Липецка, К.Д. управлял автомобилем "ВАЗ-211240" рег. знак <...> со световыми приборами режим работы которых не соответствует требованиям основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации.

Указанные обстоятельства подтверждены протоколом об административном правонарушении, протоколом об изъятии вещей, показаниями сотрудников ГИБДД К.С., П.А., Л.В.

Так, указанные свидетели показали, что при несении ими службы был остановлен автомобиль под управлением К.Д. Внимание привлек включенный ближний и дальний свет фар автомобиля. По требованию сотрудников ГИБДД водитель отказался открыть капот для проверки установленных световых приборов. В УВД по г. Липецку в присутствии двух понятых были изъяты и соответствующим образом упакованы два блока розжига и две газоразрядные лампы. Указанные лампы не должны эксплуатироваться в ВАЗ-211240, кроме того, в транспортном средстве недопустимым образом был установлен блок розжига отдельно на каждую фару.

В судебном заседании мировым судьей было установлено, что изъятые у К.Д. газоразрядные лампы имеют маркировку N 1 (16); VW-1 (16), а блоки розжига маркировку SHO-МЕ; INPUT 9V - 16V; MODEL L32/332; с датой 07 NOVEMBER - 2009:10 на одном блоке и с датой 06 NOVEMBER - 2009:10 на другом. В то время как газоразрядные источники света предназначены только для использования в фарах типов DC, DR, DCR.

Согласно справки ОАО "Л" на автомобилях ВАЗ семейства 2110 согласно технической документации и руководства по эксплуатации устанавливаются в фару лампа ближнего света типа АКГ 12-55-2 (Н1) и лампа дальнего света типа АКГ 12-55-2 (Н1).

При таких обстоятельствах действия К.Д. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Доводы К.Д. о нарушении процедуры изъятия газоразрядных ламп, а равно об их изъятии без самих фар (невозможно установить использование лам в фарах его автомобиля) не могут повлечь иной исход дела.

Так, согласно протоколу изъятия вещей от 3 октября 2010 года газоразрядные лампы были изъяты именно из автомобиля ВАЗ-211240 рег. знак <...>.

Протокол подписан лицом его составившим, а также понятыми К.О. и У.Е.

Нарушений п. 4 "Инструкции о порядке хранения вещей, являющихся предметами административного правонарушения" (утв. приказом МВД РФ от 31.12.2009 г. N 1025) не установлено. При осмотре вещественных доказательств они были упакованы, опечатаны, имелась пояснительная записка с перечнем вложенного, удостоверенная подписью понятых и самого К.Д.

Каких-либо заявлений об обстоятельствах, способных повлечь иной исход дела, при составлении протоколов от К.Д. так же как и от понятых не последовало.

В силу ст. 25.7 КоАП РФ целью участия понятых в административном производстве является удостоверение соответствующих юридически значимых обстоятельств.

В данном случае факт изъятия ламп из световых приборов автомобиля К.Д., для удостоверения которого приглашались понятые К.О., У.Е., подтвержден достаточными доказательствами. В частности, показаниями сотрудников ГИБДД, проводивших изъятие.

Основания для критической оценки показаний инспекторов ГИБДД отсутствуют, поскольку они стали очевидцами правонарушения в связи с исполнением обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения, в личных отношениях с К.Д. не находятся, и данные об их заинтересованности в исходе дела, или оговоре К.Д., отсутствуют.

Показаниям К.О. об обстоятельствах дела, участвовавшей в качестве понятой при проведении изъятия ламп, обоснованно дана критическая оценка по изложенным в решении мотивам.

Кроме того, К.О. впервые дала показания о произошедшем спустя значительный временной промежуток после 3 октября 2010 года, в момент же проведения изъятия газоразрядных ламп из автомобиля К.Д. каких-либо замечаний по процедуре изъятия не заявляла.

Протокол об изъятии вещей содержит и собственноручную подпись К.Д. также без каких-либо замечаний.

Процессуальных нарушений, влекущих в силу ст. 30.7 КоАП РФ отмену постановления и (или) решения по жалобе на постановление не допущено.

Административное наказание назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, с учетом положений ст. 4.1 КоАП РФ.

Доводы, направленные на иную оценку собранных доказательств и иное толкование закона, не могут повлечь отмену законных и обоснованных судебных постановлений.

 

Апрель 2011

 

10. Постановление Самарского областного суда от 01.04.2011 по делу N 4а-155/2011.

В надзорной жалобе К. просит пересмотреть состоявшиеся постановления мирового судьи, так как правонарушения не совершал, поскольку никакие ксеноновые лампы на переднюю часть автомашины не устанавливал, сведения об их технических характеристиках в материалах дела отсутствуют.

Считает, что при установленных протоколом обстоятельствах дела, действия подлежат квалификации по ч. 1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Оснований к пересмотру состоявшихся постановлений не нахожу.

Доводы жалобы о необоснованном привлечении к административной ответственности опровергаются протоколом о совершенном правонарушении, протоколом осмотра транспортного средства и его запрещения к эксплуатации л.д. 3 - 6, 9, 10, в которых К. не оспаривал факт наличия на его автомашине газоразрядных источников света, не соответствующих конструктивным требованиям его автомашины. Тип и маркировка световых приборов указана. Документы составлены в присутствии понятых.

Данные обстоятельства подтвердил свидетель ФИО1.

Таким образом, суд на основе полного и всестороннего анализа совокупности доказательств пришел к обоснованному выводу о виновности К.

Его действия верно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Материалами дела установлено, что он только в 2010 г. 4 раза привлекался к административной ответственности за различные нарушения ПДД л.д. 12.

 

Май 2011

 

12. Постановление Московского городского суда от 06.05.2011 по делу N 4а-693/11.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 17.09.2010 г. в 22 часа 50 минут Е., следуя в районе <...> км автодороги <...>, управлял автомобилем марки "<...>" государственный регистрационный знак N <...> с установленными на нем газоразрядными источниками света в передние осветительные приборы - фары типа HCR, которые предназначены под галогенные лампы, то есть режим работы внешних световых приборов не соответствовал требованиям конструкции транспортного средства, чем нарушил п. п. 3.1, 3.4 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, утвержденного постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 года N 1090. Указанными действиями Е. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

В соответствии с ч. 3 ст. 30.6 КоАП РФ судья, рассматривающий жалобу по делу об административном правонарушении, обязан проверить дело в полном объеме и дать оценку всем доводам, указанным в жалобе.

Как следует из материалов дела, Е. обжаловал постановление мирового судьи судебного участка N 255 района "Марьино" г. Москвы от 19.11.2010 г. в Люблинский районный суд г. Москвы. В своей жалобе на постановление мирового судьи Е. указал, что в его действиях отсутствует вина в совершении данного административного правонарушения, что мировым судьей было необоснованно отказано в удовлетворении его ходатайств о возврате протокола об административном правонарушении и приложенных к нему материалов должностному лицу, их составившему, для устранения указанных в них недостатков, об отложении слушания дела в связи с его болезнью, о вызове и допросе в качестве свидетелей его матери Е.А. и инспектора ГИБДД, составившего протокол об административном правонарушении, и о назначении по делу технической экспертизы на совместимость фар его автомобиля и рассеивателя, что в нарушение ч. 2 ст. 24.4 КоАП РФ мировым судьей названные выше ходатайства не были рассмотрены немедленно в день их поступления и вместо определений были вынесены постановления об отказе в их удовлетворении, что дело об административном правонарушении было необоснованно рассмотрено мировым судьей единолично и в отсутствие адвоката заявителя, что мировым судьей при рассмотрении дела не были истребованы у ООО "АвтоГермес" сведения об официальной комплектации его автомобиля, которая была на момент продажи последнего, что мировой судья при рассмотрении дела не вынес определение о самоотводе, что в постановлении мирового судьи неверно указаны сведения о месте его рождения, а также на то, что в постановлении мирового судьи не указаны точное место рассмотрения дела и полное имя и отчество судьи, его принявшего.

Между тем, при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи в нарушение требований ст. ст. 29.10, 30.7 КоАП РФ ни один из указанных в данной жалобе доводов Е. не был проверен судьей районного суда в полном объеме и не получил должной оценки. Также, как видно из материалов дела, судьей районного суда при рассмотрении жалобы не была установлена точная маркировка газоразрядных источников света, установленных на автомобиле Е., что не позволяет достоверно определить тип фар, имеющихся на данном автомобиле, и их соответствие требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а значит, и сделать однозначный вывод о наличии в действиях Е. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах решение судьи Люблинского районного суда г. Москвы от 13.01.2011 г. не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

 

13. Постановление Самарского областного суда от 05.05.2011 по делу N 4а-129/2011.

Согласно данным протокола об административном правонарушении 01.12.2010 г. в 17 ч. 40 м. К. напротив, в нарушение п. 3.1 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации ПДД РФ, управлял автомобилем марки "А" государственный регистрационный N на передней части которого установлены внешние световые приборы, режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 12.5 ч. 3 КоАП РФ.

Мировой судья, допросив К. и свидетеля ФИО1, исследовав представленные доказательства, пришел к выводу о недоказанности вины К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, и прекратил производство по делу об административном правонарушении.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев жалобу старшего государственного инспектора Н., не усмотрел оснований для отмены постановления мирового судьи.

Доводы надзорной жалобы о незаконности состоявшихся судебных решений, поскольку вина К. подтверждается представленными доказательствами, направлены на переоценку установленных судом первой инстанции обстоятельств.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит нормы, предусматривающей возможность отмены вступившего в законную силу постановления или решения по делу об административном правонарушении, если при этом ухудшается положение лица, привлекаемого к административной ответственности.

Согласно ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ изменение постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, если при этом усиливается административное наказание или иным образом ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение, не допускается.

Таким образом, оснований для удовлетворения доводов жалобы нет.

 

14. Кассационное определение Амурского областного суда от 25.05.2011 по делу N 33-2416/11.

З. обратился в суд с заявлением, в обоснование указав, что 13 марта 2011 года инспектором ДПС ГИБДД КПМ П. в отношении него было вынесено постановление N по делу об административном правонарушении по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ. На месте вынесения постановления () инспектор П. вручил заявителю требование об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения. В соответствии с данным требованием инспектор требует в срок до 17 часов 50 минут 14 марта 2011 года прекратить административное правонарушение - удалить покрытие, ограничивающее обзорность с места водителя, привести состояние передних боковых стекол автомобиля в соответствии с ГОСТ 5727-88. Заявитель считает, что указанным требованием на него незаконно возложена обязанность прекратить административное правонарушение, поскольку факт совершения им административного правонарушения, вступившим в законную силу постановлением по делу об административном правонарушении, на момент выдачи требования не был установлен. Постановление было вынесено инспектором и получено заявителем 13 марта 2011 года. 17 марта 2011 года на постановление N заявителем была подана жалоба мировому судье Амурской области. Таким образом, факт совершения им правонарушения, вступившим в законную силу постановлением по делу об административном правонарушении, не установлен. Сотрудник милиции, по мнению заявителя, не наделен правом требовать прекращения совершения предполагаемых в дальнейшем правонарушений. Невыполнение подобного требования не образует состав правонарушения по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ. В связи с вышеизложенным, заявитель просит суд признать незаконным требование об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения от 13 марта 2011 года, вынесенного в отношении З.

В судебном заседании З., его представитель - адвокат Ф. настаивали на заявленных требованиях, поддержали доводы, изложенные в заявлении.

Представитель УВД по Амурской области Л. в судебном заседании с требованиями заявителя не согласился, пояснив, что инспектором ДПС П. в действиях водителя З. обнаружено административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ. Соответствующим постановлением З. был подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 500 рублей. При этом должностное лицо в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 11 Закона РФ "О милиции", потребовало устранить нарушение, снять пленку со стекол в установленный срок, о чем в письменной форме составлено соответствующее требование. Право сотрудников полиции требовать устранения обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, основано на действующих нормативных правовых актах. Наличие постановления по делу об административном правонарушении подтверждает, что в действиях З. имелся состав административного правонарушения. Требование должностного лица устранить тонированную пленку является правомерным, а заявления З. не может быть признано обоснованными.

Решением Благовещенского городского суда от 4 апреля 2011 года постановлено: В удовлетворении требований З. о признании незаконным требования сотрудника ДПС от 13 марта 2011 года об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, - отказать.

В кассационной жалобе З. настаивает на отсутствие доказательств совершения им административного правонарушения, предусмотренного ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ.

В суде кассационной инстанции З. настаивал на доводах кассационной жалобы, просил отменить решение Благовещенского городского суда от 4 апреля 2011 года.

Представитель УВД по Амурской области Л. указала на необоснованность доводов жалобы, и настаивал на оставлении без изменения решения суда.

Изучив материалы дела, в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно части 1 статьи 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии с разъяснениями, данными в пунктах 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с нарушением судом норм процессуального права при рассмотрении дела, невнимательным исследованием доказательств и неполным установлением обстоятельств, имеющих значение для дела.

Согласно ст. 249. обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие). При рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд может истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела. Должностные лица, не исполняющие требований суда о предоставлении доказательств, подвергаются штрафу в размере до одной тысячи рублей.

(в ред. Федерального закона от 11.06.2008 N 85-ФЗ)

Рассматривая заявление З., суд пришел к выводу о том, что требование инспектора ДПС ГИБДД КПМ П. от 13 марта 2011 года об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, стало следствием вынесения в отношении З. постановления N по делу об административном правонарушении по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ, в связи с чем является законным.

Однако судебная коллегия не может согласиться с данным выводом.

Из оспариваемого З. требования следует, что ему необходимо устранить обстоятельство, послужившее совершению административного правонарушения - удалить покрытие, ограничивающее обзорность с места водителя, привести состояние передних боковых стекол автомобиля в соответствие с ГОСТ 5727-88.

Однако материалы дела не содержат доказательств, отвечающих требованиям закона и достоверно подтверждающих наличие в действиях З. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП РФ.

Суд принял во внимание не читаемую копию протокола об административном правонарушении, составленного в отношении З., на основании которого было вынесено постановление.

Судом не дано надлежащей правовой оценки указанному протоколу и постановлению N от 13 марта 2011 года по делу об административном правонарушении, в то время как перечисленные документы являются основанием для вынесения требования об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения.

Кроме того, в силу ч. 6, ч. 7 ст. 67 ГПК РФ, при оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 71 ГПК РФ, письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

На основании п. 12.4 Приказа Судебного Департамента при Верховном Суде РФ от 29.04.2003 года N 36 "Об утверждении инструкции по судебному делопроизводству в районном суде", подлинные документы, представленные сторонами по гражданскому делу, возвращаются сторонам с обязательным оставлением в деле копий, заверенных судьей. Лицо, получившее подлинный документ из дела, должно расписаться в получении этого документа на копии, оставленной в деле.

В нарушение указанных требований, к гражданскому делу приобщены не заверенные копии документов, в том числе и те, которые суд указал в обоснование своих выводов, изложенных в решении, что является грубым процессуальным нарушением.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не располагает необходимыми данными о достоверности приобщенных к делу и используемых при вынесении решения судом документов, а, следовательно, не может сделать вывод о законности данных письменных доказательств и законности решения в целом.

Таким образом, поскольку решение постановлено с существенным нарушением норм процессуального права, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела, суду следует учесть изложенное, устранить допущенные нарушения, запросить и исследовать оригинальные материалы дела об административном правонарушении в отношении З. с учетом того, что обстоятельства, что согласно приобщенной З. в судебном заседании судебной коллегией копии решения судьи Благовещенского городского суда от 21 апреля 2011 года постановление инспектора ДПС ОБ ГИБДД N от 13 марта 2011 года по делу об административном правонарушении, вынесенное в отношении З. отменено, как вынесенное с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, то есть по основаниям, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ. Дело об административном правонарушении в отношении З. направлено в ГИБДД по Амурской области на новое рассмотрение. Также при необходимости суду следует вызвать в судебное заседание и допросить об обстоятельствах дела инспектора инспектором ДПС ГИБДД КПМ, которым было вынесено постановление в отношении З. и вручено заявителю оспариваемое требование об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения.

Обязать стороны в обоснование своих доводов предоставить суду подлинники, либо надлежащим образом заверенные копии документов, приобщить к делу документы, соответствующие вышеизложенным требованиям процессуального законодательства РФ. В зависимости от исследованного, применить норму материального права, подлежащую применению к спорным правоотношениям и разрешить спор по существу.

 

15. Постановление Тюменского областного суда от 04.05.2011 N 7-3-213/2011.

Изучив доводы жалобы, проверив материалы административного дела, нахожу принятые по делу судебные решения законными и обоснованными, а жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Доводы жалобы заявителя о том, что судами при рассмотрении данного дела не были приняты во внимание все имеющиеся в деле обстоятельства, признаны несостоятельными, поскольку опровергаются материалами административного дела.

Так, факт совершения О. административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждается протоколом об административном правонарушении 86 НО N 001411 от 29 декабря 2010 года (л.д. 3), копией протокола о запрещении эксплуатации наземного транспортного средства 86 ПК N 000696 от 29 декабря 2010 года (л.д. 4), исследованными судами в полной мере, которым дана надлежащая оценка в соответствии с правилами статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При таких обстоятельствах действия О. правильно квалифицированы по части 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление о привлечении О. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях вынесено мировым судьей в пределах трехмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Административное наказание назначено О. в пределах, установленных санкцией части 3 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Ознакомиться с анализом судебной практики по годам: 2006-200920101 полугодие 20112 полугодие 201120121 кв. 20132 кв. 20133 кв. 20134 кв. 20131 кв. 20142 кв. 20143 кв. 20144 кв. 20141 кв. 20152 кв. 2015.

 

Дополнительный материал по теме:

Что делать, если Вас остановили за использование ксеноновых ламп на автомобиле.

Случаи незаконного привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые могут помочь избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые не помогут избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.