Автовладельцам

Ситуация:

Случаи, при которых привлечение к административной ответственности за использование ксеноновых ламп на автомобиле (ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ), является незаконным.

Решение:

Случай №1:

Согласно ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, составляет два месяца.

Обоснование:

1. Постановление Верховного Суда РФ от 06.06.2007 по делу N 78-АД07-1:

Обстоятельства, послужившие основанием для возбуждения в отношении Мацедонского Д.М. дела об административном правонарушении, имели место 25 ноября 2005 года, в связи с этим срок давности привлечения к административной ответственности истек 25 января 2006 года.

В соответствии с п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ истечение срока давности привлечения к административной ответственности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении, вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения за пределами срока давности обсуждению не подлежит.

Исходя из положений ст. 4.5 и ст. 24.5 КоАП РФ по истечении установленных сроков давности привлечения к административной ответственности не может возобновляться обсуждение вопроса об административной ответственности лица, в отношении которого производство по делу прекращено.

Также за пределами установленных сроков давности привлечения к административной ответственности не может быть пересмотрено в порядке ст. 30.11 КоАП РФ вступившее в законную силу судебное постановление о прекращении производства по делу по мотиву отсутствия состава административного правонарушения.

Таким образом, выводы председателя Санкт-Петербургского городского суда об изменении оснований прекращения производства по делу об административном правонарушении в отношении Мацедонского Д.М. на законе не основаны, поскольку изменение оснований прекращения производства по делу ухудшает положение Мацедонского Д.М., в отношении которого постановлением мирового судьи судебного участка N 129 г. Санкт-Петербурга 20 декабря 2005 года о прекращении производства по делу в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения вступило в законную силу.

При таких обстоятельствах постановление председателя Брянского областного суда от 23 августа 2006 года подлежит отмене.

2. Постановление заместителя председателя Свердловского областного суда от 02.10.2013 N 4а-525/2013:

В соответствии с ч. 1 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях срок давности привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, составляет три месяца со дня совершения административного правонарушения, поэтому постановление судьи по делу об административном правонарушении не могло быть вынесено по истечении трех месяцев со дня совершения административного правонарушения. Истечение указанного срока является основанием для прекращения производства по делу согласно п. 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В связи с тем, что административное правонарушение было совершено Я. 01 февраля 2013 года, срок давности привлечения его к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях истек 02 мая 2013 года.

Вместе с тем, мотивированное постановление, день изготовления которого в соответствии со ст. 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является днем его вынесения, составлено мировым судьей 08 мая 2013 года, то есть за пределами трехмесячного срока давности, установленного ч. 1 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При таких обстоятельствах вынесенные судебные решения подлежат отмене, а производство по делу - прекращению на основании п. 6 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности.

 

Случай №2:

Существенные недостатки протокола об административном правонарушении является основанием для прекращения производства по делу.

1. Определение Санкт-Петербургского городского суда от 22.09.2009 N 12564:

Постановлением мирового судьи судебного участка N 129 Санкт-Петербурга от 20.12.2005 г. производство по делу об административном правонарушении от 25.11.2005 г. в отношении М.Д. прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения. В обоснование этого вывода указано на недостатки протокола об административном правонарушении, в котором событие правонарушения не конкретизировано, не указано, какие именно световые приборы были установлены с нарушением, какого они были цвета, который не соответствует основным положениям по допуску транспортного средства к эксплуатации, также в протоколе не указана марка автомобиля, кому он принадлежит, где состоит на учете.

2. Постановление Московского городского суда от 21.06.2010 по делу N 4а-1022/10:

Как усматривается из материалов дела, в протокол об административном правонарушении должностным лицом были внесены изменения в норму КоАП РФ, по которой Е. привлечен к административной ответственности, а именно: указана часть 3 ст. 12.5 КоАП РФ. Между тем, как следует из копий названного протокола, имеющейся в материалах дела, а также приложенной к настоящей жалобе, Е. был привлечен по ч. 2 ст. 12.5 КоАП РФ, при этом указанное исправление должностным лицом не оговорено, о внесении такого изменения Е. не извещался, копия протокола с внесенными исправлениями ему не направлялась. Отмеченное нарушение требований закона обязывало мирового судью на стадии подготовки дела об административном правонарушении в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ возвратить протокол об административном правонарушении и другие материалы дела в орган (должностному лицу) его составившему для устранения недостатков, поскольку в нем не описано должным образом событие административного правонарушения, однако мировой судья принял дело к своему производству и вынес обжалуемое постановление. Производство по делу об административном правонарушении в отношении Е. подлежит прекращению по п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, поскольку событие административного правонарушения не было надлежащим образом установлено и описано при составлении протокола об административном правонарушении.

 

Случай №3:

Указание в протоколе на то, что в фарах автомобиля установлены ксеноновые лампы, является явно недостаточным для принятия решения для привлечения лица к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

1. Постановление Волгоградского областного суда от 10.09.2010 по делу N 7а-783/10:

Из представленного на рассмотрение мирового судьи административного материала, в том числе протокола об административном правонарушении, не видно, какие именно фактические обстоятельства послужили основанием для вывода о несоответствии световых приборов автомобиля под управлением С. установленным требованиям.

Так, в протоколе 34 АР N 002288 об административном правонарушении дословно указано, что С. "управлял автомобилем, на котором установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску ТС к эксплуатации. Установлены в фарах ксеноновые лампы".

При этом из административного материала не усматривается, какой именно цвет огней и режим работы световых приборов был признан не соответствующим установленным требованиям. Само по себе утверждение об установке в фарах автомобиля ксеноновых ламп не свидетельствует о нарушении Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации.

Согласно письму федерального государственного унитарного предприятия "Научно-исследовательский и экспериментальный институт автомобильной электроники и электрооборудования" от 16 июня 2009 г. N 132/с, разработка и производство фар транспортных средств осуществляется под конкретный источник света, предназначенный к использованию в фарах транспортных средств, в соответствии с требованиями международных правил - Правил ЕЭК ООН. Недопустима установка газоразрядных ламп в фары, предназначенные для использования с галогенными лампами накаливания, что приводит к увеличению углов рассеяния как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости, а следовательно - к ослеплению водителей встречного транспорта. Кроме того, использование фар с газоразрядными источниками света, согласно требованиям Правил N 48 ЕЭК ООН, требует наличия в системе освещения автоматического корректора положения светового пучка в зависимости от загрузки и профиля дорожного полотна и наличия стеклоомывателя фары.

Таким образом, не отвечает требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации использование во внешних световых приборах источников света (ламп), не соответствующих типу данного светового прибора.

Ответственность за управление транспортным средством с ксеноновыми фарами исключается в случае, если фары автомобиля сертифицированы для использования именно с газоразрядными источниками света.

По ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ ответственность, в частности, предусмотрена для водителей автомобилей, на которых в фары, предназначенные для использования с лампами накаливания (в т.ч. галогенными), установлены газоразрядные источники света ("ксеноновые" лампы). Такие фары не предназначены для этого типа источников света, соответственно, их свет распределяется таким образом, что ослепляет других участников дорожного движения.

2. Постановление Волгоградского областного суда от 31.07.2014 по делу N 7а-652/14:

Мировой судья и судья районного суда необоснованно пришли к выводу о доказанности вины С. в нарушении п. 2.3.1 ПДД РФ, повлекшем управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений, поскольку судебными инстанциями не были выяснены значимые обстоятельства, образующие объективную сторону вышеуказанного административного правонарушения, а именно соответствие источника света (лампы) типу светового прибора и режиму его работы, поскольку сам факт использования ксеноновых (газоразрядных) ламп в световых приборах не образует состав административного правонарушения ввиду того, что использование данных ламп разрешено в определенных типах фар и при обеспечении специфики их режима работы. Вместе с этим сотрудник ГИБДД Г.А.И. в протоколе об административном правонарушении, так и в пояснении в судебном заседании у мирового судьи только указал о несоответствии цвета и режима работы световых приборов автомобиля Основным положениям (п. 3.4 Перечня), не конкретизировав данные нарушения, в связи с чем не представляется возможным проверить соответствовали ли световые приборы транспортного средства предъявляемым требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

 

Случай №4:

Имеются противоречия в маркировке ламп.

1. Постановление Самарского областного суда от 10.08.2012 N 4а-546:

В соответствии с Правилами ЕЭК ООН N 112, ГОСТ Р 41.112-2005 обозначение категории галогенных ламп накаливания, приведенное на их цоколе или колбе, начинается с буквы "Н", а в соответствии с Правилами ЕЭК ООН N 98, ГОСТ Р 41.98-99 указанная на цоколе маркировка газоразрядных источников света начинается с буквы "D".

Из протокола осмотра места происшествия, протокола досмотра транспортного средства и протокола изъятия вещей следует, что с автомобиля Греченко изъяты лампы, на цоколе которых указана маркировка, начинающаяся с буквы "Н" (Н 4 HIIL HIP XENON), что в соответствии с вышеприведенными Правилами должно соответствовать маркировке галогенных ламп, а не газоразрядных.

Однако данное противоречие судом оставлено без должного внимания и в ходе рассмотрения дела не устранено.

 

Случай №5:

На автомобиле установлены разрешенные к использованию лампы.

1. Постановление Верховного суда Республики Калмыкия от 08.04.2013 N 4А-23/2013:

В надзорной жалобе Б.А. указывает, что на управляемой им по доверенности автомашине действительно был обнаружен блок розжига ксеноновых фар, однако он не был подключен, а на автомобиле были установлены разрешенные к использованию галогенные лампы.

Аналогичный довод Б.А., заявленный в суде первой инстанции и имеющий существенное значение для правильного разрешения дела, мировым судьей, надлежащим образом не проверен и ему вопреки требованиям статей 1.5, 26.11 КоАП РФ оценка не дана.

Из содержания перечисленных доказательств следует, что вывод о том, что на автомобиле под управлением Б.А. были установлены ксеноновые лампы сделан лишь на основании того, что на фарах имелась буквенная маркировка галогенных ламп - "НСР". Однако такая маркировка фары сама по себе не свидетельствует об использовании ксеноновых ламп, поскольку цвет огней и режим работы световых приборов определяется видом используемой лампы. Из материалов дела следует, что лампы инспектором ДПС не осматривались, их вид не определялся.

Утверждение инспектора ДПС ГИБДД МВД по РК о том, что на автомашине Б.А. был очень яркий свет фар, основано на его личном восприятии и помимо его пояснений никакими объективными данными не подтверждено.

Таким образом, имеющиеся в материалах дела доказательства доводы Б.А. не опровергают.

2. Постановление Волгоградского областного суда от 15.01.2015 по делу N 7а-70/2015:

Мировой судья и судья районного суда необоснованно пришли к выводу о доказанности вины К. в нарушении п. 2.3.1 ПДД РФ, повлекшем управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы, цвет и режим работы которых не соответствует требованиям Основных положений, поскольку судебными инстанциями не были достоверно выяснены значимые обстоятельства, образующие объективную сторону вышеуказанного административного правонарушения, а именно соответствие источника света (лампы) типу светового прибора и режиму его работы, поскольку сам факт использования ксеноновых (газоразрядных) ламп в световых приборах не образует составов административного правонарушения ввиду того, что использование данных ламп разрешено в определенных типах фар и при обеспечении специфики их режима работы. Так, как следует из пояснений в судебном заседании специалиста К.М.О., автомобили <...> 2004 г. (аналогичным транспортным средством управлял К.) заводом изготовителем производились только с внешним освещением "ксенон" с "автоматическим корректором фар", что подтверждается справочными данными указанного автомобиля, также, согласно позиции К., изложенной, в том числе в его жалобе в районный суд на постановление мирового судьи, его автомобиль имел разрешенные световые приборы, был оборудован, как автоматическим корректором фар, так и омывателем фар; внешние световые приборы источников света соответствовали типу данного светового прибора (установлены фары типа "DCR", при этом в протоколе об административном правонарушении сотрудником ДПС ошибочно указана маркировка фар "HCR").

 

Случай №6:

Дело об административном правонарушении было рассмотрено в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности.

1. Постановление Нижегородского областного суда от 17.02.2014 по делу N 7п-30/14:

Как следует из материалов дела, извещение о назначении слушания дела в отношении Ш.О.А. на 29.11.2013 г. было получено последним 30.11.2013 г., что подтверждается уведомлением о вручении (л.д. **).

При таких обстоятельствах областной суд приходит к выводу о том, что мировым судьей дело об административном правонарушении в отношении Ш.О.А. было рассмотрено в отсутствие Ш.О.А. незаконно.

Более того, заказное почтовое отправление с уведомлением о вручении, направленное судом первой инстанции Ш.О.А., было возвращено в суд только 02.12.2013 г., т.е. спустя 3 дня после рассмотрения дела судом (л.д. **).

При рассмотрении настоящего дела порядок привлечения к административной ответственности был нарушен, поскольку дело об административном правонарушении было рассмотрено в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности при отсутствии данных о надлежащем извещении этого лица о месте и времени рассмотрения дела, что является нарушением положений ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ.

Таким образом, не извещение в установленном законом порядке Ш.О.А. о рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении него, лишило возможности последнего на защиту своих интересов, не имея объективной возможности представить объяснения и защитить свою позицию, с чем согласиться нельзя.

2. Постановление Алтайского краевого суда от 26.02.2015 по делу N 4а-142/2015:

В материалах дела отсутствуют сведения об извещении О. о времени и месте рассмотрения дела, назначенного на <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ.

С учетом изложенного дело об административном правонарушении в отношении О. рассмотрено мировым судьей в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, и сведений о его извещении о времени и месте рассмотрения дела.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о существенном нарушении процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не позволившем всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, что оставлено без внимания судьей городского суда.

Исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 8 г. Бийска Алтайского края от 21 октября 2014 года и решение судьи Бийского городского суда Алтайского края от 13 ноября 2014 года, вынесенные в отношении О. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

 

Случай №7:

Согласно протокола об административном правонарушении и протокола изъятия вещей, время события административного правонарушения указано после изъятия предметов административного правонарушения.

1. Постановление Волгоградского областного суда от 15.01.2015 по делу N 7а-70/2015:

Нижестоящими судебными инстанциями не дана оценка тому обстоятельству, что согласно протокола об административном правонарушении и протокола изъятия вещей, время события административного правонарушения указано после изъятия предметов административного правонарушения (так, время совершения правонарушения указано 21 августа 2014 г. в 10 час. 30 мин., при этом газоразрядные лампы были изъяты ранее в 10 час. 15 мин. указанного дня).

Однако указанные выше обстоятельства в нарушение ст. 30.6 КоАП РФ остались без внимания и должной оценки со стороны судьи районного суда, рассмотревшего жалобу на постановление мирового судьи.

 

Случай №8:

Постановление по делу об административном правонарушении оглашено мировым судьей спустя день после окончания рассмотрения дела об административном правонарушении, а не немедленно.

1. Постановление Алтайского краевого суда от 26.02.2015 по делу N 4а-142/2015:

В соответствии с ч. 1 ст. 29.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении объявляется немедленно по окончании рассмотрения дела. В исключительных случаях по решению лица (органа), рассматривающего дело об административном правонарушении, составление мотивированного постановления может быть отложено на срок не более чем три дня со дня окончания разбирательства дела, за исключением дел об административных правонарушениях, указанных в ч.ч. 3 - 5 ст. 29.6 настоящего Кодекса, при этом резолютивная часть постановления должна быть объявлена немедленно по окончании рассмотрения дела.

Как следует из материалов дела, рассмотрение дела об административном правонарушении назначено мировым судьей на <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ (л.д. 6).

В связи с необходимостью вызова для допроса в качестве свидетеля сотрудника полиции судебное заседание было отложено на <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ (л.д. 13). Поскольку сотрудник полиции не явился, судебное заседание отложено на <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ (л.д. 17).

В судебном заседании, назначенном на ДД.ММ.ГГ, рассмотрение дела об административном правонарушении было окончено, мировой судья удалился для вынесения постановления, однако постановление оглашено лишь в <данные изъяты> ДД.ММ.ГГ (л.д. 22).

Таким образом, в нарушение вышеприведенных норм права постановление по делу об административном правонарушении оглашено мировым судьей спустя день после окончания рассмотрения дела об административном правонарушении, а не немедленно.

 

Случай №9:

В протоколе об административном правонарушении и постановлении мирового суда не указаны требования ГОСТа, регламентирующего работу внешних световых приборов транспортных средств.

1. Постановление Московского городского суда от 21.11.2008 по делу N 4а-3770/08:

Количество, расположение, цвет, углы видимости внешних световых приборов автомобилей регулируются Государственным стандартом СССР ГОСТ 8769-75 (СТСЭВ 4122-83)… Ни в протоколе об административном правонарушении, ни в постановлении мирового судьи не указано какие требования и какого ГОСТ, регламентирующего работу внешних световых приборов транспортных средств, нарушены. Между тем, это обстоятельство является юридически значимым с учетом п. 3 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации.

 

Данный материал подготовлен на основе анализа судебной практики по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ за 2006 – 2015 гг.

Ознакомиться с анализом судебной практики по годам: 2006-2009, 2010, 1 полугодие 2011, 2 полугодие 2011, 2012, 1 кв. 2013, 2 кв. 2013, 3 кв. 2013, 4 кв. 2013, 1 кв. 2014, 2 кв. 2014, 3 кв. 2014, 4 кв. 2014, 1 кв. 2015, 2 кв. 2015.

 

Дополнительный материал по теме:

Что делать, если Вас остановили за использование ксеноновых ламп на автомобиле.

Доводы, которые могут помочь избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.

Доводы, которые не помогут избежать привлечения к ответственности по ч. 3 п. 12.5 КоАП РФ.